Программа «Антихлор»: преступная безграмотность или грамотная преступность?

2010-02-TPP-09

Предполагается, что программа «Антихлор» будет частью государственной программы «Чистая вода» и что она позволит уйти от «допотопных методов очистки воды» за счет современных технологий, которые есть в России. Слова «мы противники хлора, мы похоронили хлор, нам не нравится хлор» часто звучат и в телевизионных программах. На это следует возразить, что не бывает «плохих» химических элементов, как не бывает и «хороших». Все определяет цель применения того или иного элемента или вещества и технология процесса.

Представляем автора: Витольд Михайлович Бахир – доктор технических наук, профессор, академик Российской академии медикотехнических наук, создатель нового научно-технического направления – электрохимической активации. Автор более 400 изобретений. Заведующий отделом электрохимической медицинской техники Всероссийского научно-исследовательского и испытательного института медицинской техники (ВНИИИМТ МЗ РФ), заместитель генерального директора ОАО «НПО ЭКРАН» МЗ РФ, генеральный директор Института электрохимических систем и технологий.

Использование гипохлорита натрия вместо молекулярного (жидкого) хлора для дезинфекции воды часто называют «уходом от хлора», «переходом на новую технологию, свободную от недостатков хлорирования», сознательно скрывая или просто не представляя, что применение гипохлорита натрия – это не уход от хлора. Гипохлорит натрия – это тот же хлор в самой неактивной его форме. Гипохлорит натрия – соль хлорноватистой кислоты и гидроксида натрия по определению обладает гораздо меньшей антимикробной активностью в сравнении с раствором хлора в воде, что подтверждено авторитетнейшими исследованиями.

Всем, кто собирается переходить на обеззараживание воды растворами гипохлорита натрия, необходимо помнить, что вместе с собственно гипохлоритом в воду поступает равное (в лучшем случае) или гораздо большее (практически всегда) количество балластных электролитов – соли и щелочи, что интенсифицирует коррозию металла трубопроводов, вызывает отложение минеральных осадков на поверхности водоводов, способствует образованию побочных продуктов хлорирования в гораздо больших количествах, чем при использовании хлора. Необходимо также помнить, что даже незначительное повышение минерализации питьевой воды – а это обязательно имеет место при использовании гипохлорита – не способствует улучшению ее влияния на организм человека и заведомо ухудшает состояние окружающей среды.

За рубежом в последние годы интенсифицировались научные исследования по влиянию хлораминов в питьевой и сточной воде на организм человека и экосистемы. О вреде и сильнейшем аллергенном действии хлораминов в последнее время свидетельствует несколько десятков научных работ. При этом следует помнить, что если антимикробная активность гипохлорита натрия примерно в 300 раз меньше в сравнении с хлорноватистой кислотой, то хлорамин приблизительно во столько же раз менее эффективен в сравнении с гипохлоритом.

Официальные лица, разрешающие применять гипохлорит в мегаполисах, утверждают, что конечные продукты в воде, обеззараженной хлором и гипохлоритом, полностью идентичны при одинаковом значении рН воды. При этом они ссылаются на учебники высшей школы по химии. В учебниках все написано правильно. Действительно, конечные продукты будут идентичными, только время, за которое они станут таковыми, может исчисляться от десятков до сотен часов. А за это время и произойдут все те неприятные вещи, которые приведут к вполне прогнозируемым последствиям. Для того чтобы это понять, нужно быть специалистами в химии хлора и его соединений, а также хорошо представлять себе кинетику неравновесных химических реакций. А для этого одних институтских учебников мало.

Часто говорят о замене ядовитого хлора на безопасное для здоровья человека ультрафиолетовое облучение воды. Все было бы хорошо, если бы вода непосредственно из зоны ультрафиолетового воздействия попадала прямо в рот человека, а не проделывала бы длинный путь по водоводам, покрытым изнутри биопленкой, кишащей микроорганизмами. Эти микроорганизмы находятся вне досягаемости ультрафиолета, даже если расстояние, отделяющее их от смертельного облучения, исчисляется несколькими миллиметрами. Они не знают о том, что где-то там, выше по течению, есть мощный «солярий для воды», как написано в рекламной брошюре санкт-петербургского водоканала. Они просто радуются тому, что в поступающей к ним воде меньшее количество «конкурентов» и большее количество «пищи».

В большинстве развитых стран мира дезинфекция питьевой воды осуществляется хлорированием, поскольку другие методы, включая озонирование и ультрафиолетовое облучение, не обеспечивают длительного обеззараживающего последействия.

В СССР также существовала практика обработки воды хлором, правила применения которой были изложены во многих нормативных документах, в частности в Строительных нормах и правилах № 2.04.02-84 «Водоснабжение. Наружные сети и сооружения». В этом документе было детально предусмотрено все, что касалось использования жидкого хлора, и только несколько строк уделялось гипохлориту, который разрешалось использовать лишь на небольших станциях водоподготовки (до 50 кг/сут. по хлору), причем в пояснительных документах подчеркивалось – при сложностях с доставкой хлора.

Возникает первый вопрос: неужели все технически высокообразованные люди и серьезнейшие организации, которые занимались вопросами обеззараживания воды в СССР, шли много лет по неверному пути?

Второй вопрос – продолжение первого: что нового, в сравнении с предшественниками, придумали те, кто сегодня говорит об инновациях в обеззараживании воды? Ответ на второй вопрос снимает необходимость отвечать на первый.

Замена хлора на давно известный, но, в соответствии с законами химии, малоактивный гипохлорит безусловно ухудшит эпидемиологическую и экологическую обстановку в стране и безусловно приведет к увеличению количества аварий на водоводах.

Понятно, что невозможно сразу остановить практику пагубно влияющей на здоровье людей аммонизации. Однако если она необходима по объективным причинам (временное отсутствие современных технических и технологических средств, чрезвычайная ситуация и т. п.), то следует понимать: замена аммиака на давно известный, но также, в соответствии с законами химии, менее активный сульфат аммония (это делается сейчас на «инновационно продвинутых предприятиях»), приведет к подобным же последствиям, то есть безусловно ухудшит эпидемиологическую и экологическую обстановку в стране и приведет к увеличению количества аварий на водоводах.

Все это произойдет вследствие недостаточного знания законов химии людьми, принимающими решения.

Понятно, что в условиях крайней изношенности водоводов на всем жилом пространстве России бессмысленно предлагать мембранную фильтрацию, ультрафиолет или озонирование на водоочистных станциях.

Необходимо предложить технологии, которые позволят людям получить чистую воду сейчас и сразу и в то же время не потребуют космических финансовых и трудовых затрат. При этом начинать формирование всей базовой технологической схемы водоподготовки следует с выбора эффективного обеззараживающего агента.

За рубежом активно ведутся поиски эффективных технологий обеззараживания воды, о чем свидетельствуют тысячи публикаций в научно-технической литературе. Одним из наиболее перспективных решений является использование смеси оксидантов (хлорноватистая кислота, озон, перекись водорода, диоксид хлора), которая на сегодняшний день является единственной известной субстанцией, способной удалять биопленки с поверхности водоводов и при этом не оказывать на организм человека и окружающую среду какого-либо вредного воздействия.

Интересен опыт Объединенных Арабских Эмиратов, где ежедневно производят более полутора миллиона кубометров пресной воды из морской. Для обеззараживания воды по всей технологической цепи – от морской до пресной – у конечного потребителя используется либо жидкий хлор, либо диоксид хлора, еще более опасный реагент. И никого не пугает использование «плохого» элемента, потому что знания и технология соответствуют решаемым задачам и находятся в постоянном развитии и совершенствовании.

Чего и нам в России надо пожелать….

Витольд Бахир, доктор технических наук, профессор, г.Москва

(Газета «ТПП ведомости» № 2 , январь 2010г)
www.tpp-inform.ru/tpv/

Утащить к себе
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • PDF
  • Одноклассники
  • email
  • Print
  • RSS
  • LinkedIn

You may also like...

4 комментария

  1. Алексей Кощеев:

    Координатор проекта до 13 января 2010 года — член Президиума Генерального совета «Единой России», заместитель Председателя Совета Федерации Светлана Орлова, с 13 января 2010 года — Борис Грызлов

  2. Алексей Кощеев:

    Вики: Грызлов — соавтор (совместно с В. И. Петриком, академиком РАЕН) изобретения (патент RU 2345430 C1, заявка подана 10.09.2007[23]) «способ очистки жидких радиоактивных отходов» с помощью нанотехнологий[24]. По мнению академика Круглякова, председателя Комиссии по борьбе с лженаукой, «в истории Государственной Думы с царских времен это первый случай, когда председатель парламента, обременённый множеством важнейших государственных обязанностей, нашел-таки время на оформление сложного технологического патента». По словам Петрика, установка по изобретённой технологии превращала радиоактивную воду в питьевую[25], однако, согласно расследованию академика Круглякова, испытания показали, что установка не обеспечила декларированных показателей очистки: даже при пониженной производительности установки допустимая удельная активность стронция-90 в воде на выходе установки была превышена в 4—8 раз[26]. По словам Грызлова на встрече с журналистами, проходившей в Радиевом институте 9 ноября 2007 года, установка Петрика очищает радиоактивную воду с активностью 2,5—3 тысячи беккерелей/литр до уровня 1 беккерель/литр, однако, согласно расследованию академика Круглякова, ничего похожего во время испытаний не было. В интервью изданию «Газета.ру» 19 марта 2010 года Грызлов, тем не менее, заявил[27]:

    Я со школы занимался научной работой, я по характеру инженер-исследователь, занимался достаточно серьёзными технологиями. И имею ряд достижений, которые внедрены в промышленность. Сейчас, насколько позволяет время, занимаюсь вопросами экологии. Одно из исследований позволило оформить патент на способ очистки от радиоактивных отходов. Этот способ прошел обкатку на Теченских каскадах, где находятся отбросы радиоактивных вод. Могу сказать, что коэффициент очищения превышает сто, и можно гордиться.

    В октябре 2010 года журналист газеты «Советская Россия» (близкой к КПРФ) в интервью с замдиректора Института ядерной физики Эдуардом Кругляковым сказала: «В то же время Грызлов отменил свое соавторство на патент Петрика, не хочет быть запатентованным другом?» — Кругляков ответил, что Грызлов «пытается отмежеваться от Петрика»[28]. Кругляков при этом подчеркнул, что «за этим патентом ничего нет», «никакой технологии очистки от радиоактивности у Петрика нет», негативно оценив покровительство Петрику со стороны Грызлова[28]. Он также сказал, что вода, пропущенная через «фильтры Петрика», опасна[28].

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

%d такие блоггеры, как: