ОТРАВА. Какие-либо сомнения в виновности МУП г.Череповца «Водоканал» отсутствуют…

ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
ул. Батюшкова, д.12, г. Вологда, 160001

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е
31 июля 2015 года
г. Вологда
Дело № А13-15980/2014

Резолютивная часть постановления объявлена 28 июля 2015 года.
В полном объёме постановление изготовлено 31 июля 2015 года.

Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего Ралько О.Б., судей Докшиной А.Ю. и Осокиной Н.Н., при ведении протокола секретарем судебного заседания Мазалецкой О.О., при участии от Управления Федеральной службы по аккредитации по Северо-Западному округу Ившина С.Ю. по доверенности от 27.05.2015, от муниципального унитарного предприятия «Водоканал» Беловой Н.М. по доверенности от 31.12.2014, Куклиной Р.В. по доверенности от 17.06.2015, рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу муниципального унитарного предприятия «Водоканал» на решение Арбитражного суда Вологодской области от 14 января 2015 года по делу № А13-15980/2014 (судья Логинова О.П.),

у с т а н о в и л:

Управление Федеральной службы по аккредитации по Северо-Западному округу (место нахождения: 198095, Ленинградская область, Санкт-Петербург, улица Ивана Черных 4, корпус а, ОГРН 1137847049526, ИНН 7842490616; далее — управление) обратилось в Арбитражный суд Вологодской области с заявлением о привлечении муниципального унитарного предприятия «Водоканал» (место нахождения: 162600, Вологодская область, город Череповец, пр. Луначарского, 26, ОГРН 1023501260870, ИНН 3528000967; далее — МУП «Водоканал», предприятие) к административной ответственности, предусмотренной статьей 14.48 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ), при участии третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, Титова Евгения Альбертовича (прим: представитель — Кощеев Алексей Валерьевич).

Решением Арбитражного суда Вологодской области от 14 января 2015 года заявленные требований удовлетворены.

Предприятие с решением суда не согласилось и обратилось с апелляционной жалобой, в которой просит суд апелляционной инстанции его отменить. Мотивируя апелляционную жалобу, ссылается на нарушение и неправильное применение судом норм материального права.

Управление в отзыве на апелляционную жалобу и его представитель в судебном заседании с доводами в ней изложенными не согласились, решение суда считают законным и обоснованным.
Третье лицо надлежащим образом извещено о времени и месте судебного заседания апелляционной инстанции, представителей в суд не направило, в связи с этим дело рассмотрено в их отсутствие в соответствии со статьями 123, 156, 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ).

Заслушав пояснения представителей МУП «Водоканал» и управления, исследовав доказательства по делу, проверив законность и обоснованность оспариваемого решения, суд апелляционной инстанции не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы.

Как видно из материалов дела, МУП «Водоканал» 27.03.2009 выдан аттестат аккредитации испытательной лаборатории (центра) № РОСС.RU0001.512157, действующий до 27.03.2014. Данный аттестат удостоверяет, что Центр исследования воды предприятия соответствует требованиям ГОСТ Р ИСО/МЭК 17025-2006 (ИСО/МЭК 17025:2005), аккредитован на техническую компетентность для проведения работ по испытаниям в соответствии с областью аккредитации.

В области аккредитации от 27.03.2009 и дополнении № 1 к области аккредитации от 30.10.2010 перечислены объекты аналитического контроля, в частности, вода питьевая централизованных систем водоснабжения, также приведен перечень химических веществ, содержание, характеристики и диапазон которых предприятие компетентно испытывать (исследовать).

Материалами дела об административном правонарушении подтверждается, что с конца 2010 года и по настоящее время на водоочистной станции № 3 МУП «Водоканал» производительностью 110 000 кубических метров в сутки эксплуатируется технология реагентной очистки воды с применением дезинфицирующего средства на основе полигексаметиленгуанидин-гидрохлорида ПГМГ-ГХДезавид-концентрат», «Дефлок»).

В управление поступила докладная записка главного специалиста-эксперта отдела контроля за деятельностью аккредитованных лиц управления Плешакова С.М. от 09.09.2014, а также обращение Общероссийской общественной организации по защите окружающей среды «Общественный экологический контроль России» от 04.09.2014 № 1400904-01/35, содержащие информацию о нарушении предприятием законодательства о техническом регулировании.

На основании поступившей информации руководитель управления Гришина В.Л. вынесла определение от 09.09.2014 о возбуждении дела об административном правонарушении, предусмотренном статьей 14.60 КоАП РФ и проведении административного расследования (т. 1, л. 27 – 29).

В ходе административного расследования управление определением от 22.09.2014 истребовало у МУП «Водоканал» сведения, необходимые для разрешения дела об административном правонарушении (т. 1, л. 30 — 31). Предприятие в связи с большим объемом документов просило продлить срок представления запрашиваемых сведений и документов до 04.10.2014.

Запрашиваемые документы направлены в управление вместе с сопроводительными письмами от 30.09.2014 № 12-03/4281, 02.10.2014 № 31-03/4333, 03.10.2014 № 31-03/4339, № 31-03/4345. Указанные письма зарегистрированы управлением соответственно за входящими № СЗФО-8х/386 от 08.10.2014, СЗФО-вх/369 от 03.10.2014, СЗФО-вх/374 от 07.10.2014, СЗФО-вх/375 от 07.10.2014.

Определением от 09.10.2014 срок административного расследования продлен до 07.11.2014, в связи с тем, что предприятием не представлена программа производственного контроля, часть запрашиваемых документов представлена предприятием только 08.10.2014, часть документов не представлена. Документы, запрашиваемые у открытого акционерного общества «ФосАгро-Череповец» представлены лишь 09.10.2014; сведения, запрашиваемые у общества с ограниченной ответственностью «Железобетон-12», общества с ограниченной ответственностью «Строительная компания «Нова» не представлены. Перечисленные обстоятельства препятствовали всестороннему, полному проведению административного расследования в установленные сроки.

Заместитель руководителя управления Дуркина О.В. по результатам административного расследования 07.11.2014 составила протокол об административном правонарушении, предусмотренном статьей 14.48 КоАП РФ. В протоколе об административном правонарушении зафиксировано, что по состоянию на 07.11.2014 в адрес управления от предприятия поступили сведения, имеющие следующие сопроводительные письма: от 02.10.2014 № 31-0374333 (зарегистрировано 03.10.2014 за № СЗФО-вх/369), от 03.10.2014 № 31-03/4339 (зарегистрировано 07.10.2014 за № СЗФО-вх/374), № 3103/4345 (зарегистрировано 07.10.2014 за № СЗФО-вх/375), от 30.09.2014 № 12-03/4281 (зарегистрировано 08.10.2014 за № СЗФО-вх/386).

В ходе рассмотрения представленных сведений, а также материалов гражданского дела №02-4310/2014, находящегося в производстве Череповецкого городского суда, установлено следующее:

— с конца 2010 года по настоящее время на водоочистной станции № 3 Водоканала производительностью 110 000 мЗ/сутки эксплуатируется технология реагентной очистки воды с применением дезинфицирующего средства на основе полигексаметиленгуанидин-гидрохлорида ПГМГ-ГХДезавид-концентрат», «Дефлок»);

— в период с 27.03.2009 по 27.03.2014 Центр исследования воды МУП «Водоканал» (далее — Центр исследования воды) имел действующий аттестат аккредитации № РОСС RU.0001.512157 (т 1, л. 101), неотъемлемой частью которого являлась область аккредитации;

  • согласно области аккредитации от 27.03.2009 и дополнению № 1 к области аккредитации от 30.11.2010 аккредитация на проведение измерений остаточного содержания химического вещества ПГМГ-ГХ в питьевой природной и сточной воде по методике МД-01/09 на соответствие требованиям СанПиН 2.1.4.1074-01 и ГН 2.1.5.1315-03 у Центра исследования воды отсутствовала;

— проведение лабораторных исследований и испытаний в рамках производственного контроля качества питьевой воды Центром исследования воды, не аккредитованном в установленном законодательством Российской Федерации порядке, подтверждается результатами проверки, проведенной Череповецкой межрайонной природоохранной прокуратурой;

— имеющиеся в материалах дела № 02-4310/2014 справки о качестве питьевой воды, заключения и иные документы, выданные Центром исследования воды и содержащие значение показателя ПГМГ, свидетельствуют о том, что предприятие на протяжении длительного периода времени в целях производственного контроля качества питьевой воды, горячей воды, подаваемой абонентам с использованием централизованных систем водоснабжения и контроля за соблюдения санитарно-эпидемических и гигиенических требований в процессе водоснабжения, использовало результаты лабораторных исследований и испытаний, проводимых Центром исследования воды в нарушение части 4 статьи 23 Федерального закона от 07.12.2011 № 416-ФЗ «О водоснабжении и водоотведении» (далее – Закон № 416-ФЗ) и части 1 статьи 42 Федерального закона от 30.03.1999 № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» (далее – Закон № 52-ФЗ) за пределами своей области аккредитации, что, в свою очередь, свидетельствует о необъективности указанных результатов исследований (испытаний) и о систематическом и продолжительном предоставлением Центром для целей оценки (подтверждения) соответствия необъективных результатов исследований (испытаний) и (или) измерений.

Считая факт совершения административного правонарушения установленным, управление на основании статьи 23.1 КоАП РФ обратилось в Арбитражный суд Вологодской области с заявлением о привлечении предприятия к административной ответственности, предусмотренной статьей 14.48 КоАП РФ.

Суд первой инстанции, удовлетворяя заявленные требования, правомерно руководствовался следующим.

В соответствии со статьей 14.48 КоАП РФ представление испытательной лабораторией (центром) для целей оценки (подтверждения) соответствия недостоверных или необъективных результатов исследований (испытаний) и (или) измерений продукции — влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей либо дисквалификацию на срок от одного года до трех лет; на юридических лиц — от четырехсот тысяч до пятисот тысяч рублей.

Объективную сторону рассматриваемого правонарушения образует, в том числе представление испытательной лабораторией для целей оценки (подтверждения) соответствия недостоверных или необъективных результатов исследований (испытаний) и (или) измерений продукции.

Отношения, возникающие при оценке и подтверждении соответствия, регулирует Федеральный закон от 27.12.2002 № 184-ФЗ «О техническом регулировании» (далее — Закон № 184-ФЗ).

В статье 2 определены основные понятия, используемые для целей данного Закона. Указанные в данной норме понятия оценки и подтверждения соответствия не являются тождественными. Оценка соответствия — это прямое или косвенное определение соблюдения требований, предъявляемых к объекту; подтверждение соответствия — документальное удостоверение соответствия продукции требованиям технических регламентов, положениям стандартов, сводов правил или условиям договоров.

Следовательно, содержание такой процедуры как оценка соответствия составляет установление тождественности характеристик продукции или процессов требованиям безопасности и качества, установленным техническими регламентами или нормативными документам, применяемыми до их принятия, и не требует обязательного документального удостоверения в отличие от процедуры подтверждения соответствия.

Пунктом 3 статьи 7 Закона № 184-ФЗ установлены формы оценки соответствия: государственный контроль (надзор), испытание, регистрация, подтверждение соответствия, приемки и ввода в эксплуатацию объекта, строительство которого закончено, и в иной форме. Перечень форм оценки соответствия не является исчерпывающим.

Требования к качеству и безопасности воды, подаваемой с использованием централизованных систем водоснабжения, устанавливаются законодательством Российской Федерации в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения и законодательством о техническом регулировании (часть 3 статьи 1 Закона № 416-ФЗ).

В соответствии с частью 1 статьи 23 Закона № 416-ФЗ и пунктом 2 статьи 19 Закона № 52-ФЗ организация, осуществляющая холодное водоснабжение с использованием централизованной системы холодного водоснабжения, обязана обеспечить соответствие качества питьевой воды санитарно-эпидемиологическим требованиям и подавать абонентам питьевую воду, соответствующую установленным требованиям.

В пункте 10 статьи 2 Закона № 416-ФЗ определено понятие качества и безопасности воды — это совокупность показателей, характеризующих физические, химические, бактериологические, органолептические и другие свойства воды.

Производственный контроль качества питьевой воды, подаваемой абонентам с использованием централизованных систем водоснабжения, включает в себя отбор проб воды, проведение лабораторных исследований и испытаний на соответствие воды установленным требованиям и контроль за выполнением санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий в процессе водоснабжения (часть 1 статьи 25 Закона № 416-ФЗ).

В соответствии с пунктом 2.4 Санитарных правил и норм 2.1.4.1074-01 «Питьевая вода», утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 26.09.2001 № 24 (далее — СП 2.1.4.1074-01) юридическое лицо, осуществляющее эксплуатацию системы водоснабжения, разрабатывает рабочую программу производственного контроля качества воды в соответствии с правилами, указанными в приложении 1.

Рабочая программа согласовывается с центром государственного санитарно-эпидемиологического надзора в городе или районе и утверждается на соответствующей территории в установленном порядке.

Согласно пункту 4.2 СП 2.1.4.1074-01 производственный контроль качества питьевой воды обеспечивается юридическим лицом, осуществляющим эксплуатацию системы водоснабжения, по рабочей программе. Юридическое лицо, в соответствии с рабочей программой постоянно контролирует качество воды в местах водозабора, перед поступлением в распределительную сеть, а также в точках водоразбора наружной и внутренней водопроводной сети.

Пунктом 4.1 СП 1.1.1058-01 «Организация и проведение производственного контроля за соблюдением санитарных правил и выполнением санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий», утвержденных Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации 10.07.2001 (далее — СП 1.1.1058-01) предусмотрено, что производственный контроль осуществляется с применением лабораторных исследований, испытаний, используемых в целях питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения и рекреационных целей, расположенных в черте городских и сельских поселений; на объектах водоснабжения (эксплуатация централизованных, нецентрализованных, домовых распределительных, автономных систем питьевого водоснабжения населения, системы питьевого водоснабжения на транспортных средствах).

В силу пункта 4.3 СП 1.1.1058-01 при осуществлении эксплуатации водных объектов централизованных систем питьевого водоснабжения населения следует предусматривать лабораторный контроль за соответствием качества питьевой воды указанных систем требованиям санитарных правил.

С учетом изложенного, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что производственный контроль качества питьевой воды является формой оценки соответствия безопасности и качества предоставляемой абонентам питьевой воды, а производственная программа является основным документом организации по обеспечению производственного контроля качества воды при осуществлении водоснабжения.

Согласно части 5 статьи 25 Закона № 416-ФЗ программа производственного контроля качества питьевой воды, горячей воды разрабатывается организацией, осуществляющей соответственно холодное водоснабжение или горячее водоснабжение, и согласовывается с территориальным органом федерального органа исполнительной власти, осуществляющего федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор.

В соответствии с частью 7 статьи 25 Закона № 416 перечень показателей, по которым осуществляется производственный контроль качества питьевой воды, горячей воды, и требования к установлению частоты отбора проб воды устанавливаются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор.
Вместе с тем, из положений части 8 статьи 25 Закона № 416-ФЗ Территориальные органы федерального органа исполнительной власти, осуществляющего федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор, вправе расширить перечень показателей, по которым осуществляется производственный контроль качества питьевой воды, горячей воды, и увеличить частоту отбора проб воды в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, при наличии:

1) несоответствия качества питьевой воды, горячей воды требованиям законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, выявленного по результатам расширенных исследований в процессе федерального государственного санитарно-эпидемиологического надзора или производственного контроля;

2) изменения состава воды в источнике питьевого водоснабжения, обусловленного спецификой отводимых сточных вод, а также других региональных особенностей;

3) повышения в регионе заболеваемости инфекционной и неинфекционной этиологии, связанной с потреблением воды человеком;

4) изменения технологии водоподготовки питьевой воды и приготовления горячей воды.

В данном случае наличие ПГМГ-ГХ в питьевой воде связано с технологией производства питьевой воды в системе водоснабжения, а именно применение новых реагентов «Дезавид-концентрат» и «Дефлок», основным компонентом которых является ПГМГ-ГХ.

В материалы дела представлен график лабораторно-производственного контроля качества воды на 2011-2015 годы, согласованный с территориальным отделом Роспотребнадзора по Вологодской области в городе Череповце, Череповецком, Шекснинском, Кадуйском, Устюженском, Чагодощенском, Бабаевском районах, в котором, в том числе, содержится спорный показатель ПГМГ-ГХ, как связанный с технологией водоподготовки, что свидетельствует о том, что перечень показателей, по которым осуществляется производственный контроль качества воды, в данном случае расширен.

Судом первой инстанции установлено и не оспаривается подателем жалобы то, что Центр исследования воды МУП «Водоканал» до 26.03.2014 осуществлял лабораторно-производственный контроль качества питьевой воды, подаваемой абонентам, на основании утвержденного Роспотребнадзором графика лабораторно-производственного контроля качества питьевой воды на 2011 — 2015 годы, с 27.03.2014 по 01.09.2014 контроль питьевой воды осуществлялся на основании Рабочей программы производственного контроля качества питьевой воды, согласованной с Роспотребнадзором. Согласно указанному графику периодичность контроля МУП «Водоканал» по показателю остаточного ПГМГ (4 класс опасности) составляла 2 раза в сутки, по рабочей программе — ежедневно.

Следовательно, предприятие в рамках производственного контроля качества питьевой воды обязано производить отбор проб и проводить их исследование.

На основании результатов исследования должна проводиться оценка соответствия безопасности и качества воды установленным требованиям (статьи 23, 25 Закона № 416-ФЗ).

Как в суде первой инстанции, так и в апелляционной инстанции предприятие ссылалось на то, что МУП «Водоканал» в проверяемый период соблюдало требования графика и программы, фиксировало результаты исследований (испытаний) подаваемой абонентам воды на показатель ПГМГ-ГХ в журналах № 31-14-1 (Краткий химанализ воды. Фотометрия (ПГМГ)).

Вместе с тем судом первой инстанции установлено, подтверждается материалами дела и предприятием не оспаривается, что у МУП «Водоканал» до 27 августа 2014 года отсутствовала область аккредитации на проведение измерений содержания химического вещества — ПГМГ-ГХ в питьевой воде по методике МД-01/09 на соответствие требованиям СанПиН 2.1.4.1074-01 и ГН 2.1.5.1315-03, в связи с чем, административный орган при проведении административного расследования пришел к выводу о представлении Центром исследования воды для целей оценки (подтверждения) соответствия необъективных результатов исследований (испытаний) и (или) измерений.

В статье 31 Закона № 184-ФЗ установлено, что аккредитация органов по сертификации и испытательных лабораторий (центров) осуществляется в целях подтверждения компетентности испытательных лабораторий (центров), выполняющих работы по оценке (подтверждению) соответствия. Аналогичные положения содержатся в пункте 2 статьи 4 Федерального закона от 28.12.2013 № 412-ФЗ «Об аккредитации в национальной системе аккредитации» (далее — Закон № 412-ФЗ).

В силу части 4 статьи 25 Закона № 416-ФЗ проведение лабораторных исследований и испытаний в рамках производственного контроля качества питьевой воды осуществляется юридическими лицами, аккредитованными в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Согласно пункту 1 части 1 статьи 1, пункту 9 статьи 4, пункту 1 части 2 статьи 13 Закона № 412-ФЗ, части 4 статьи 26 Закона № 184-ФЗ осуществлять деятельность в соответствующей области оценки (подтверждения) соответствия также имеют право только аккредитованные лица.
Таким образом, суд первой инстанции обоснованно указал, что испытательная лаборатория обязана проводить работы по исследованию (испытаниям) и измерению продукции исключительно в пределах своей области аккредитации.

При этом объективными (достоверными) могут быть только те результаты исследований (измерений), которые проведены компетентной в определенной области аккредитации испытательной лабораторией (центром).

Следовательно, Центр исследования воды без соответствующей аккредитации не должен был предоставлять результаты исследований (измерений) содержания указанного вещества в питьевой воде в целях оценки соответствия воды установленным требованиям при проведении производственного контроля на предприятии.

Как указывает податель жалобы, предприятие действительно проводило исследования (измерения) содержания ПГМГ-ГХ в питьевой воде, что подтверждается журналами испытаний. Вместе с тем настаивает на том, что указанные исследования проводились с целью соблюдения требований производственного контроля, а результаты исследований не передавались третьим лицам. Указывает на то, что управлением не представлено доказательств передачи МУП «Водоканал» третьим лицам результатов исследований в виде протоколов исследований (испытаний), содержащих сведения о количестве химического вещества — ПГМГ-ГХ в питьевой воде и наличия в действиях предприятия состава вмененного правонарушения. Кроме того, полагает, что производственный контроль не является формой оценки соответствия, проведение такой оценки документально не подтверждено.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, в ходе административного расследования управление определением от 22.09.2014 истребовало у предприятия протоколы исследований и испытаний, используемые МУП «Водоканал» за период с 01.01.2011 по 01.09.2014 для целей контроля качества питьевой воды, подаваемой абонентам с использованием централизованных систем водоснабжения, содержащих измерение показателя ПГМГ-ГХ; материалы всех лабораторных исследований (испытаний), проведенных Центром исследования воды за период с 01.01.2011 по 01.09.2014, содержащих измерение показателя ПГМГ-ГХ; субподрядные договоры, заключенные предприятием за указанный период на выполнение лабораторных исследований и испытаний для целей выполнения производственного контроля качества питьевой воды, подаваемой абонентам, содержащих измерения показателя ПГМГ-ГХ.

В ответ на указанный запрос предприятие представило журналы № 31-14-1 (Краткий химанализ воды. Фотометрия (ПГМГ)) за период с 01.01.2011 по 01.09.2014, журналы № 31-14-1 (Краткий химанализ воды. Фотометрия.) с 27.02.2014 по 27.08.2014; журнал № 31-14-2 (Краткий химанализ воды. Титрометрия) с 27.05.2014 по 13.08.2014, с 13.08.2014, журналы № 31-14-9 (Бактериологический анализ воды) с 19.01.2014 по 27.08.2014, журналы № 31-14-18 (Хромотографический анализ) с 24.01.2013 по 16.06.2014, журнал № 31-14-14 (Полярографический анализ) с 21.06.2011, протоколы от 25.06.2013 № 40- ЛПК, от 03.10.2013 № 59-З, журнал № 31-14-12 (Регистрация проб) с 22.01.2014 по 23.09.2014.
Какие-либо другие документы, содержащие результаты исследований (испытаний), проведенных Центром исследования воды МУП «Водоканал» за вышеуказанные периоды, содержащих измерение показателя ПГМГ-ГХ, в ответ на данное определение не были представлены предприятием.

Однако, журналы № 31-14-1 (Краткий химанализ воды. Фотометрия (ПГМГ)) в данном случае являются результатами исследований (испытаний) питьевой воды, подаваемой МУП «Водоканал» абонентам с использованием централизованных систем водоснабжения, содержащих измерение показателя химического вещества ПГМГ-ГХ. Внесение результатов исследований питьевой воды в указанные журналы является формой их фиксации для целей подтверждения соответствия питьевой воды в рамках производственного контроля технологии производства питьевой воды в системе водоснабжения.

Кроме того, в материалы дела представлены справки о качестве питьевой воды за январь — апрель 2014 года, содержащие следующее заключение Центра исследования воды: вода, подаваемая в разводящую сеть города, соответствует СанПиН 2.1.4.1074-01 «Вода питьевая». Данные справки содержат сведения о показателе химического вещества ПГМГ-ГХ и были исследованы управлением в рамках административного расследования.

Также третьим лицом в материалы дела представлены протоколы испытаний воды от 20.02.2014, подтверждающие предоставление гражданам результатов исследований воды по содержанию химического вещества ПГМГ-ГХ.

С учетом изложенного, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что Центр исследования воды проводил отбор проб питьевой воды и исследование (испытание) воды на показатель ПГМГ-ГХ, составлял справки, журналы и другие документы, в которых фиксировались результаты проведенных исследований (испытаний) в целях подтверждения качества воды.
При этом применительно к обстоятельствам рассматриваемого дела, представлением для целей оценки (подтверждения) соответствия результатов исследований (испытаний) питьевой воды по показателю ПГМГ-ГХ, подаваемой абонентам является проведение Центром исследования воды МУП «Водоканал» испытаний воды для определения содержания данного химического вещества и предоставление результатов исследований для осуществления производственного контроля и оценки соответствия качества предоставляемой абонентам питьевой воды установленным показателям в соответствии с требованиями статей 23, 25 Закона № 416-ФЗ.

Между тем, в рассматриваемом случае у МУП «Водоканал» отсутствует область аккредитации на проведение измерений остаточного содержания химического вещества ПГМГ-ГХ в питьевой воде.
С учетом изложенного суд первой инстанции правомерно указал, что указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что испытательной лабораторией (центром) для целей оценки (подтверждения) соответствия при проведении производственного контроля на предприятии представлялись необъективные результаты исследований (испытаний) воды по указанному показателю.

Суд первой инстанции обоснованно отклонил ссылку предприятия на заключенный предприятием с ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Вологодской области» договор от 31.01.2014 № 64 и протоколы испытаний за период с февраля по май 2014 года, так как представленные документы не свидетельствуют об отсутствии вины предприятия в совершении вмененного правонарушения, поскольку не подтверждают проведения исследований (испытаний) воды на показатель ПГМГ-ГХ за весь проверяемый период в соответствии с утвержденным Роспотребнадзором графиком лабораторного контроля.

Так, например, в январе 2014 года такие исследования воды Роспотребнадзором не проводились, предприятие в этот период не имело аккредитации, а исследования указанного показателя проводились. В справке о качестве воды за январь 2014 года указано химическое вещество ПГМГ-ГХ и содержится заключение Центра исследования о соответствии показателей воды СанПиН 2.1.4.1074-01.

Какие-либо иные доказательства, свидетельствующие о том, что результаты исследований (испытаний) питьевой воды по показателю ПГМГ-ГХ, вносились предприятием в журналы № 31-14-1 (Краткий химанализ воды. Фотометрия (ПГМГ)) и другие документы на основании исследований (испытаний), проведенных другими лабораториями (центрами), имеющими соответствующую область аккредитации, в материалы дела не представлены.

На основании части 1 статьи 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.
В соответствии с частью 2 статьи 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых названным Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

В материалах дела отсутствуют доказательства того, что МУП «Водоканал» приняло все зависящие от него меры по соблюдению установленных законодательством норм.

Какие-либо неустранимые сомнения в виновности предприятия в совершении вменяемого ему правонарушения отсутствуют.

Таким образом, исходя из имеющихся в деле доказательств, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о наличии в действиях предприятия состава и события административного правонарушения, предусмотренного статьей 14.48 КоАП РФ.

Вместе с тем, суд первой инстанции исходя из конкретных обстоятельств дела, принимая во внимание привлечение предприятия к административной ответственности за совершение подобного правонарушения впервые, принятие МУП «Водоканал» мер для устранения нарушений, получение в августе 2014 года нового аттестата аккредитации с включением в область аккредитации исследований химического вещества ПГМГ-ГХ, использования в спорный период в работе результатов исследований ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Вологодской области», проведенных по договору от 31.01.2014 № 64, суд первой инстанции пришел к заключению, что назначение в данном случае наказания в виде минимального штрафа, предусмотренного статьей 14.48 КоАП РФ, в размере 400 000 рублей не соответствует тяжести совершенного правонарушения и не обеспечивает достижение целей административного наказания, предусмотренных частью 1 статьи 3.1 КоАП РФ. В связи с этим с учетом положений статьи 4.1 КоАП РФ суд первой инстанции правомерно назначил обществу административное наказание в виде административного штрафа в размере 200 000 руб.

Существенных нарушений порядка привлечения предприятия к административной ответственности судом не установлено.

Административным органом в данном случае соблюдены положения части 1 статьи 4.5 КоАП РФ, поскольку выявленные нарушения совершены предприятием в пределах годичного срока привлечения к административной ответственности по данной категории дела.

С учетом изложенного оснований для отмены принятого по данному делу решения суда и удовлетворения апелляционной предприятия не имеется.

Руководствуясь статьями 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд

п о с т а н о в и л :

решение Арбитражного суда Вологодской области от 14 января 2015 года по делу №А13-15980/2014 оставить без изменения, апелляционную жалобу муниципального унитарного предприятия «Водоканал» – без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий
О.Б. Ралько

Судьи
А.Ю. Докшина
Н.Н. Осокина

Утащить к себе
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • PDF
  • Одноклассники
  • email
  • Print
  • RSS
  • LinkedIn

You may also like...

1 Response

  1. Гри - Гри:

    Что то поменялось???

    В Индустриальном р-не, г.Череповца из водопроводных сетей поступает вода довольно весёлого цвета — ДОЖДАЛИСЬ !!!

    Не было такого лет 10-ть!

    Набрав ванну, желание погрузиться в неё, отвернуло визуальное восприятие ярко-рыжого оттенка!
    Более глубокий шок прилетел от мысли; МЫ это употребляем в пищу, моем посуду и умываемся! Вот откуда стали появляться не заживающие язвы на лице после бритья!
    Не утверждаю — но баночку с образцом для анализа набрал, изучаю процедуру подачи заявление в СЭС.
    Надеюсь на независимость лаборатории от недобросовестных поставщиков, вспоминая уместную поговорку «Рука руку моёт!»

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

%d такие блоггеры, как: