ОКТЯБРЬ 1993. РОССИЙСКИЙ МАЙДАН ИЛИ ЧАС НЕГОДЯЕВ

КРОВАВЫЙ ОКТЯБРЬ 1993 ГОДА

Из книги Галины Ивановны Ионовой,
посвящённой Движению матерей За социальную справедливость»,
«10 лет борьбы и труда», Москва, 2002

Первую попытку совершить государственный переворот, установить военную диктатуру Ельцин предпринял ещё в марте 1993 года под названием «особого порядка управления страной» (ОПУС). Тогда народ не допустил этого. Огромные массы людей вышли на улицы Москвы. Многие приехали из других городов. Твёрдую позицию занял Верховный Совет.

В сентябре приближение государственного переворота всё более ощущалось с каждым днём. 20 сентября Всероссийское совещание народных депутатов всех уровней обратилось к гражданам страны, указывая, что Президент и его окружение, не справляясь с управлением страной цивилизованными методами, вновь нагнетает напряжённость, угрожает конституционному строю и стремится установить диктатуру личной власти. В обращении был призыв к международной демократической общественности – обратить внимание на происходящее перерождение власти в автократический режим.

А 21 сентября 1993 года Президент Ельцин подписал Указ № 1400, нарушающий Конституцию страны, словно в насмешку названный «О поэтапной конституционной реформе в России». Одним росчерком пера отменялась Советская власть, останавливалась деятельность Советов всех уровней: Съезда народных депутатов, Верховного Совета и местных Советов. Выборы в создаваемое Федеральное Собрание назначались на 11-12 декабря 1993 года.

В 20.00 началось выступление Ельцина по телевидению. Он объявил этот Указ.

С первых часов после объявления Указа № 1400 наши женщины были у Дома Советов – встали на защиту Конституции, Народовластия, стремились предотвратить кровопролитие.

Прямо от экрана телевизора, с которого Ельцин зачитал Указ, помчались на Красную Пресню Елена Анатольевна Шувалова, Виолетта Степановна Рыбальченко, Марина Николаевна Ватель, Фрида Шарифовна Терентьева, Валентина Григорьева и другие женщины. Почти не выходя из осаждённого Дома Советов, находились там Галина Константиновна Семёнова и Мария Михайловна Солдатова. Галину Константиновну не заставило уйти домой даже воспаление лёгких. Постоянно носили пищу, одежду тем, кто обосновался в палатках, Галина Васильевна Рябухина, Ада Фёдоровна Сороко, Галина Фёдоровна Волкова, Эмма Михайловна Новикова, Баца Ахметовна Баранова. Ползком в Останкино по улице Королёва, пробираясь к метро, выходила из-под шквального огня Татьяна Андреевна Никольская. Мне также довелось многое увидеть за эти две недели.

Мы просили солдат и офицеров не стрелять в безоружный народ, обращались к международной общественности не допустить кровопролития, ходили с петициями в Патриархию, в представительство ООН, написали даже в Конгресс США, надеясь, что американские парламентарии возвысят свой голос в защиту российских коллег. Не тут-то было. Ни ООН, ни другие международные организации не вмешались. Международная реакция транслировала на весь мир, как в России расстреливали народ и законную власть.

160 человек погибших известно поимённо. В основном это москвичи, Москва приняла этот удар на себя, но есть погибшие, приехавшие защищать Верховный Совет из других городов России: из Ижевска, …, из Вичуги Ивановской области. Известны имена 8 убитых и 30 раненых детей (к сожалению, видимо, их было больше). Причем они были убиты не «случайными пулями», а расстреляны в упор. Их родственники требуют найти убийц и судить. Портреты этих людей каждый год 4 октября мы несём по улицам Москвы, за ними под красными знамёнами идут десятки и сотни тысяч людей. А сколько имён погибших неизвестно?! Некоторые родственники боятся публично заявить, что их муж или сын погиб в октябрьских событиях 1993 года.

Две недели длился кошмар блокады и осады Дома Советов, его защитников, закончившийся расстрелом безоружного народа из танков и БТР в Останкино, у Дома Советов, в нём самом. Все происходившие события наблюдали участники нашего Движения, являясь их участниками, защищая Мир, Конституцию, Народную власть. Всё, что здесь описано, так оно и было: страшно, трагично, невообразимо.

21 сентября, вторник. Сразу после выступления Ельцина к Дому Советов начали прибывать защитники Советской власти. На площади собрались тысячи людей. В самом Доме Советов разыгрывалось следующее. Перед началом выступления Ельцина, в 19 часов 15 минут Председателю Верховного Совета Хасбулатову был доставлен пакет от Президента Ельцина с текстом Указа № 1400. Немедленно собрался президиум Верховного Совета и принял решение о введении в действие статьи 121 Конституции Российской Федерации, пункт 6: «Полномочия Президента РФ не могут быть использованы для изменения национально-государственного устройства РФ, роспуска или приостановления деятельности любых законно избранных органов государственной власти, в противном случае они прекращаются немедленно». В соответствии с этим было принято решение о немедленном прекращении полномочий Президента Ельцина.

В решении указывалось, что согласно этой статье Конституции, вице-Президент А.В.Руцкой приступил к выполнению обязанностей Президента. Было принято решение созвать 22 сентября 1993 года внеочередную экстренную сессию Верховного Совета.

Было принято также обращение к воинам Российской армии. Хорошее. Но общее, не конкретное. А глава охраны Президента Коржаков уже точно определил, что против Верховного Совета будут задействованы войсковые подразделения, ОМОН и милиция. Еще днём он и глава КГБ Барсуков закончили «проработку» командного состава дивизий и частей Московского военного округа на предмет их готовности поддержать переворот. Тульская, Псковская, Таманская и Кантемировская дивизии приведены в состояние боевой готовности. В то время как в Верховном Совете всех мучил один и тот же вопрос – что дальше?

С первого дня видна разница – Президент и его окружение готовы к решительным репрессивным наступательным действиям, руководство Верховного Совета – дебаты, обсуждения, принятие решений лишь на бумаге.

22 сентября, среда. Начала работу чрезвычайная сессия Верховного Совета с повесткой дня: «О политической ситуации в России». Параллельно шло заседание Конституционного Суда.

Через час после начала работы сессии прибыл Председатель Конституционного Суда В.Зорькин и представил Съезду заключение Конституционного Суда о том, что Указ Президента Ельцина № 1400 не соответствует Конституции и служит основанием для отрешения его от должности.

Заседание сессии закончилось принятием решения о созыве X чрезвычайного Съезда народных депутатов России и двух постановлений: «О прекращении полномочий Президента Ельцина» и «Об исполнении полномочий Президента Российской Федерации» А.В.Руцким.

Решение Верховного Совета первым поддержал Моссовет. К 14 часам стало известно, что 27 Советов народных депутатов субъектов Федерации, 68 городских Советов осудили Указ Ельцина. Но Ельцин начал действовать. Были отключены телефоны правительственной связи в Доме Советов, Конституционном Суде, Генеральном штабе и ряде других учреждений. Затем связь была отключена полностью.

Народ продолжает прибывать к Дому Советов, приезжают люди из разных регионов России, из республик, ранее входивших в Советский Союз. На площади перед зданием Верховного Совета всю ночь с 21 на 22 сентября и весь день 22 сентября идёт митинг в поддержку Верховного Совета Российской Федерации.

В Дом на Краснопресненской набережной продолжают прибывать народные депутаты. Это поднимает настроение людей.

23 сентября, четверг. Люди на площади у Верховного Совета полны решимости защитить Советскую власть. Продолжается непрерывный митинг. С балкона второго этажа выступают депутаты, деятели культуры, другие известные стране люди.

По всей площади в отдельных группах также митингуют, идёт горячее обсуждение проблем. Кто-то уходит на работу, но всё новые и новые люди приходят им на смену. Всего в течение дня здесь бывает 100-120 тысяч человек. Добровольцы остаются ночевать у костров.

Депутатам роздан Указ Ельцина «О социальных гарантиях для народных депутатов Российской Федерации». Это была попытка подкупить депутатов, чтобы они проголосовали за самороспуск Съезда. Но большинство депутатов избирают Россию и не торгуют Отечеством.

Власти полностью отключили систему жизнеобеспечения в здании Верховного Совета и Конституционном Суде.

Милицией, ОМОНом и внутренними войсками захвачены Парламентский Центр на Тверском бульваре, где в марте проходил Съезд нашего Движения, здание на Новом Арбате, где размещался ряд комиссий Верховного Совета, а также Центральная избирательная комиссия.

Ельцин подписал Указ о досрочном проведении выборов Президента 12 июня 1994 года. Убеждал, что нельзя одновременно проводить выборы Президента и Парламента, понимая, что проиграет выборы после разгона Верховного Совета.

Вечером между 20.30 и 21.30 произошло нападение группы вооружённых людей под руководством полковника С.Н.Терехова на здание штаба Объединенных вооруженных сил СНГ на Ленинградском шоссе, чтобы обеспечить связь с регионами. С.Н.Терехов был арестован.

В 22 часа начал работу X чрезвычайный Съезд Советов.

25 сентября, суббота. Работает X Съезд Народных депутатов. С балкона выступают депутаты. Оцепление оставило узкий проход – даёт нам пройти к Дому Советов. Митинг на площади продолжается весь день. Постоянно там женщины нашего Движения. Продолжают прибывать люди из других регионов – рабочие из Ижевска и Ярославля, красные казаки и колхозники из Приднестровья.

С одной стороны, Ельцин приказал выдать пособие на хлеб малоимущим гражданам, чтобы продемонстрировать «заботу о народе», в то же время против народа брошены вооружённые формирования непонятного происхождения с дубинками, не владеющие собой.

Прикрывается подготовка к расправе: Ельцин и силовые министры Ерин, Грачёв сделали заявление, что никто не собирается применять силу против депутатов, собравшихся в Доме на Краснопресненской набережной.

Тревога ощущается всё сильнее. По поручению Движения матерей «За социальную справедливость» Г.И.Ионова, Е.А.Шувалова, В.С.Рыбальченко пошли с обращением о помощи в отделение Международного Красного Креста в Москве, в представительство Организации Объединенных наций. В Доме Советов были больные, оказались женщины с детьми. Сотрудники вежливо взяли письмо и сказали, что передадут. Ответа не было.

Милицейское оцепление перестало пропускать на работу в Дом Советов сотрудников аппарата.

Стремясь изобразить видимость участия народа в текущих политических процессах, Ельцин создал Общественную палату Конституционного совещания для участия в «конституционном процессе», а фактически, в государственном перевороте. Была организована группа интеллигентов, которая провела митинг и обратилась к населению с предложением о поддержке Президента. Обращение подписали псевдо-аграрий Юрий Черниченко, режиссёр Марк Захаров и некоторые другие.

Президент США Клинтон направил Ельцину телеграмму, выражая поддержку. Толкали к расправе с Верховным Советом. Некоторые из западных газет, например, французская «Монд», констатируют, что, хотя Ельцин удерживает власть, напряжённость нарастает.

26 сентября, воскресенье. Народ продолжает направляться к Дому Советов. Люди собираются небольшими группами на всех прилегающих улицах. Повсюду идёт митинг, он начинается уже около метро «Баррикадная». Проход к Дому Советов закрыт. Люди стоят и ждут. Когда выходит кто-то из депутатов, то забирает с собой группу людей и проводит к зданию Дома Советов. Здесь идёт многолюдный митинг.

Власти стягивают войска. Всю ночь подходят новые силы. Войска оцепления всё время в движении и постоянно пополняются. В оперативный штаб МВД Российской Федерации и оперативный штаб ГУВД Москвы, расположившиеся в гостинице «Мир», прибыла армейская разведка, всё управление дивизии имени Ф.Э.Дзержинского. Охрана штабов экипирована в бронежилетах и вооружена до зубов. Улицы и переулки, примыкающие к Дому Советов, забиты грузовиками с войсками. На крышах близлежащих домов и гостиницы «Мир» размещены снайперы.

Началась блокада – территория взята в сплошное кольцо оцепления. Вслед за отключением связи, затем прекращением подачи электроэнергии и воды, отключено и тепло. В здании Дома Советов полностью закончилось дизельное топливо. Остановилась автономная электростанция. Попытка провезти дизельное топливо чуть не закончилась стрельбой.

Несмотря на страшную обстановку – рейды экипированных «до зубов» военизированных формирований, с затянутыми «чулками» лицами, рейды, напоминающие фашистские облавы – люди продолжают оборону. В воздухе постоянно «висит»: «Фашизм не пройдёт!»

По поводу окончательной и полной блокады Дома Советов Американский национальный симфонический оркестр и Хор Вашингтонского общества искусств под управлением Мстислава Ростроповича дали концерт на Красной площади.

После Указа Ельцина о социальных гарантиях перебежчикам сбежали врачи из медсанчасти Верховного Совета. Всю работу по обслуживанию больных взяли на себя врачи-добровольцы из спасательного центра Московской медицинской академии имени Сеченова. Это – настоящие герои в белых халатах, они выстояли под дубинками ОМОНа и пулями, явили пример верности клятве Гиппократа. На 26 сентября в здании было 60 больных. Некоторые нуждались в срочной госпитализации, но власти не пропускали машины «Скорой помощи». Врачи вызывали «неотложки» по адресам соседних домов, вытаскивали больных из Дома Советов и отправляли в госпитали.

Воспользовались Указом Ельцина о гарантиях покинувшим Дом Советов и ряд депутатов, ставших впоследствии опорой преступных действий.

Путчисты хоть и стягивают вооруженные силы к Москве, но боятся. Страх сильнее всего. Держат наготове самолёты для побега из страны.

27 сентября, понедельник. Народ оттеснили от Дома Советов к концу проезда. Около Дома Советов остались лишь те, кто находится там постоянно, ночуя в палатках. Грузовики, водомёты, плотное оцепление. Народ стоит здесь с утра. Сюда выходят депутаты. Чаще всего – Алкснис, Павлов, С.П.Горячева. Теперь митинг идёт здесь. Депутаты убеждают народ сохранять спокойствие, не обижать, не оскорблять солдат и милицию, устанавливать с ними хорошие отношения. Солдат забывают покормить, мы приносим им бутерброды, воду. Депутаты убеждают солдат и милицию, что у нас народ имеет право на общение со своими избранниками.

В середине дня ОМОН избивал людей около метро «Баррикадная» и на Дружниковской улице. К Дому Советов перестали пропускать даже журналистов.

Погода наступила очень холодная. Снег и лёд. В Доме Советов холод как на улице. Появились больные с простудными заболеваниями.

Реакционная печать за границей, выражая мнение своих хозяев, активизирует поддержку Ельцина. Его подталкивают к жёстким мерам против народа. Опасаются, что народные выступления в поддержку Советов перекинутся в другие города. Торопят.

28 сентября, вторник. Установлена полная блокада Дома Советов. Так называемая «площадь Свободной России» превращена в концлагерь – опутана колючей проволокой. Кроме плотного оцепления силами ОМОНа и милиции установлено заграждение из грузовиков и водомётов.

В Доме Советов вслед за отключением системы жизнеобеспечения теперь отключена система пожарной сигнализации, аварийная система пожаротушения. В Дом Советов не пропускают топливо, продовольствие, врачей, медикаменты.

Народ грубо оттесняют всё дальше от Дома Советов. Очищают от людей одну улицу за другой, прекращая движение транспорта, закрывая магазины, парикмахерские.

Митинги идут теперь вокруг оцепления. Людей жестоко разгоняет ОМОН. Народ строит баррикады на Садовом кольце, по улице Красная Пресня, снова, как в 1905 году.

В ночь с 28 на 29 сентября – кровавое избиение людей. Началось в 20 часов: ОМОН, стоявший в оцеплении вокруг Дома Советов, бил тех, кто стоял перед ними, потом людей загнали в метро на станцию «Баррикадная», били на эскалаторе и внизу, на платформе. Были раненые. Избивали и около станции метро «1905 года», «Краснопресненская», «Белорусская», в других местах. Неестественно возбуждённые люди с дубинками в камуфляжной форме хватали людей на улицах, затаскивали в машины и куда-то увозили. Били настолько зверски, что вечером сама милиция Москвы запросила Главное медицинское управление подготовить госпитали для доставки избитых и искалеченных. Для пострадавших была предоставлена 67-ая городская больница. Очевидцами всех этих событий были женщины нашего Движения.

В Кремле было проведено собрание депутатов-предателей, которые поддержали Указ Ельцина № 1400. Они приняли заявление, исполненное дикой злобы против Верховного Совета и его защитников. Средства массовой информации быстро подсчитали сколько будет «стоить» каждый продавшийся депутат. При трудоустройстве предателей выяснилось, что почти каждый из них претендует на пост не ниже заместителя министра.

X Съезд народных депутатов принял обращение к Патриарху с просьбой приложить все усилия для преодоления распада России и развязывания гражданской войны.

Ельцин готовит кровавую расправу. Информационные агентства сообщают, что милиция предприняла крупнейшую демонстрацию силы. Это произошло после заявления Ельцина о том, что он отвергает какие-либо компромиссы с, как он выразился, «консервативно настроенными депутатами, забаррикадировавшимися в здании парламента».

29 сентября, среда. В 10 часов утра открылось очередное заседание Съезда народных депутатов. В его работе участвовали 321 депутат, остальные 117 депутатов не смогли пробиться через блокаду и открыли свою часть заседания в Краснопресненском райсовете.

Митинги и демонстрации проходили в разных районах города. На Баррикадной улице разгоняли людей, не разрешая собираться даже по три человека. ОМОНовцы угрожающе громыхали «дубинками» по своим щитам.

Попытка провести митинг в защиту конституционного строя также закончилась разгоном и жестоким избиением людей. Несмотря на зверства милиции и ОМОНа митинги у метро «Баррикадная» продолжались.

Зверски избит народный депутат Виктор Имантович Алкснис, избит слепой народный депутат Олег Николаевич Смолин, они и сейчас депутаты Государственной Думы. Олега Николаевича уже 4-тый раз жители Омской области избирают депутатом. Сегодня он стоит на переднем крае защиты нашей системы образования. Женщины нашего Движения горды тем, что есть и наш вклад в его поддержку. Избит профессор Н.Злобин, известный культуролог, вступившийся за избиваемую ногами женщину.

Вечер 29 сентября, как было и 28-го, начался массовым избиением людей на Красной Пресне. Зажав в кольцо более тысячи человек, методически избивая тех, кто находился в первых рядах, ОМОН вытеснил огромную массу людей к станции метро «Баррикадная». Арестовывали, заталкивая в автобусы и тюремные машины, направляли в милицейские участки для дальнейших экзекуций. Около 7 часов вечера столкновения приняли массовый характер.

В течение ночи радиус оцепления ОМОНом и милицией вокруг здания Верховного Совета расширили до Садового кольца. Произвол дошёл до того, что не пускали домой людей, живущих в зоне оцепления.

Ночью блокировали и Моссовет. Все переулки, прилегающие к нему, забиты войсками и милицией.

29 сентября Указом Ельцина был объявлен состав Центральной избирательной комиссии по выборам и новый парламент с ограниченными правами, названный Государственной Думой. Выборы должны были пройти в 1993 году.

За 8 дней Ельцин издал 105 Указов. Это была просто видимость деятельности, а на самом деле готовились любым путём разогнать Верховный Совет. Ставилась цель – ликвидация Советской власти, власти народа.

30 сентября, четверг. Митинги в разных частях города. Избиение людей повсюду. Озверевшие пьяные омоновцы кричат: «Приходится за Вами, падлами, гоняться по всему городу». Опять бьют на Пушкинской площади и у станции метро «Баррикадная». Пьяный ОМОН бьёт дубинками, кулаками, ногами. Избивают и журналистов, вырывая камеры, разбивая осветительные приборы.

За ночь к Дому Советов подошли 12 бронетранспортёров. Кому они принадлежат – никто не признаётся.

Помощник Президента Костиков выступил с заявлением, что никакого штурма Дома Советов не готовится, а войска стягиваются к Дому Советов просто так.

Ельцин задабривает население: его Указом повышены пособия и компенсационные выплаты семьям с детьми и другим категориям граждан. Ещё Указ – о повышении оклада работникам суда и органов представительной власти.

Патриарх Алексий II встретился с Президентом Ельциным, который заверил, что примет все необходимые меры для ограждения населения от насилия. И тот, и другой знали, что насилие уже идёт «полным ходом». Переговоры были нужны только для прикрытия действий властей по подготовке разгрома Дома Советов, уничтожения Советской власти.

Средства массовой информации, принадлежащие разрушителям или поддерживающие их, антипатриотические СМИ усиленно распространяют слухи, что Дом Советов готовит нападение на городские объекты, что там засели банды преступников, наркоманов, алкоголиков и т.п.

1 октября, пятница. С утра митинги в разных концах города. Избиение людей у станции метро «Баррикадная», «Краснопресненская», «Белорусская». В 17 часов начинается митинг на Площади Восстания, собравший около тысячи человек. Через полчаса его разогнали. Около зоопарка собралось порядка 2 тысяч человек. Число задержанных на митингах растёт. Защитники народовластия оформляются как правонарушители, обвиняются в хулиганстве, сопротивлении властям, против некоторых возбуждаются уголовные дела.

Ещё ночью начались переговоры представителей двух сторон: исполнительной власти и депутатов в мэрии под председательством Ю.М.Лужкова. Был подписан протокол № 1, по существу Верховному Совету предлагалась «капитуляция». Через два часа после переговоров у Лужкова – в 6 часов утра появились 4 колонны войск с бронетехникой. В 6 часов 40 минут включили свет в заблокированном Доме Советов. В 9.20 прозвучало сообщение ТАСС, что это акт доброй воли со стороны Президента, чтобы оздоровить обстановку вокруг «Белого Дома», так, на американский манер, пропрезидентские силы называют Дом на Краснопресненской набережной, в котором тогда находился Верховный Совет, сейчас в нём находится Правительство Российской Федерации. Президент и его окружение надеялись на достигнутую в мэрии договоренность и «капитуляцию» депутатов. Но X Съезд народных депутатов денонсировал протокол.

В 10 часов утра начались переговоры в Свято-Даниловом монастыре при посредничестве Патриарха. Пока шли эти переговоры, продолжали подтягивать войска.

Средства массовой информации весь день шумели об угрозе со стороны Дома Советов, о горах оружия и т.д.

2 октября, суббота. С самого утра идут митинги в разных частях города. Вокруг Дома Советов по указанию Президента продолжают наращивать военные силы. Численность их доходит до 50 тысяч. Через средства массовой информации усиливается поток компромата против депутатов и представителей властных органов, занявших позицию, соответствующую Конституции государства.

Переговоры в Свято-Даниловом монастыре должны возобновиться в 15 часов. Было уже ясно, что их используют, чтобы затянуть время, для перегруппировки войск. В то же время хотели сбить волну народного возмущения, вселить надежду, что наступит стабилизация.

Председатель Координационного Совета нашего Движения Е.А.Шувалова с утра до глубокой ночи находится в Совете Свердловского района г. Москвы, куда её просил приехать Председатель райсовета Семёнов, так как обстановка накалялась, ждали арестов депутатов и разгромов районных Советов. Сколько раз мы собирались здесь, на Петровке 22, проводили встречи, сюда нам приходили письма со всех концов страны, это был наш первый юридический адрес. Кстати, сейчас в этом здании располагается Московская городская Дума.

В 13 часов начинается митинг на Смоленской площади. К 15 часам собралось уже до 10 тысяч человек. Около 15.30 милиция и ОМОН начали разгонять митинг. Навстречу им вышел инвалид Великой Отечественной войны на костылях, убеждая одуматься, не идти против народа. На глазах у всех ОМОН стал жестоко избивать старика и вступившегося за него молодого человека. Позднее в официальной информации сообщалось, что старик был избит до полусмерти, а один человек скончался от побоев. Возмущённая толпа бросилась на милицию и ОМОН. Из толпы полетели камни, бутылки. Под натиском народа милиция и ОМОН позорно бежали, бросая свои щиты. Люди перекрыли движение. Быстро сооружали баррикады.

Столкновения были и в других районах города. Сотни людей искалечены милицией. Скончались от побоев шесть человек. В этот день умер от побоев рабочий Дома Советов Климов.

Наш товарищ, депутат Свердловского районного Совета г. Москвы А.Н.Лаврухин, пытаясь пройти в Моссовет, омоновцем был спрыснут каким-то газом, в результате чего потерял сознание и был отправлен в отделение милиции.

Ельцин по пути на работу в Кремль остановился около оцепления, беседовал с сотрудниками милиции о питании, о настроении бойцов. Стал рассказывать, что идут переговоры в Свято-Даниловом монастыре. Уверял, что в Верховном Совете засели боевики, использующие террористические методы. Запугивал. Натравливал. Беседовал и с группой руководящих работников МВД. Здесь же дал интервью английской телекомпании, корреспонденты которой оказались наготове, как «рояль в кустах».

3 октября, воскресенье. В 12 часов собралось народное вече на Октябрьской площади. Сейчас многие пишут – митинг, но это было вече. Собрались люди из разных городов, из разных движений и партий. Более десяти тысяч человек. Бурно приветствовали каждое выступление, осуждающее незаконный Указ Ельцина № 1400, грубо нарушающий Конституцию нашей страны. Положив на неё руку, Ельцин, вступая на пост Президента, поклялся соблюдать её. Потом много раз повторял, что он – «гарант Конституции». Народ гневно осуждал преступные действия Ельцина. Единогласно было принято Постановление. Оно осудило действия Ельцина, как государственную измену. Это была воля народа.

Вече закончилось, и огромная толпа народа двинулась к Дому Советов через Крымский мост. Но там стояли ОМОН и милиция с собаками. Был солнечный день, и с площади было видно, как сверкали щиты омоновцев, преграждавших проход через мост.

Поток народа двинулся на мост и «смял» милицейские кордоны, продолжив движение к Дому Советов. В 16 часов демонстранты прорвали блокаду Дома Советов и заняли здание мэрии на Калининском проспекте (бывшее здание СЭВ).

Воодушевленные победой, демонстранты двинулись в Останкино, чтобы обратиться ко всей стране. Это был порыв народа. Шли независимо друг от друга. Одни ехали на метро, другие на автобусах. Многие значительную часть пути шли пешком. Добирались разными способами. Сосредоточение демонстрантов около телевизионного центра длилось почти три часа. Пока подходили люди, на площади перед телецентром шёл митинг. У людей было огромное желание покончить с ложью, которая звучала каждый день с экранов телевизоров.

Уже стало темнеть. Группа представителей от митингующих из шести человек направилась к председателю телерадиокомпании, но их не пропустили. Генерал Макашов по поручению Верховного Совета, требовал предоставить слово депутатам. Последовал отказ.

Люди продолжали стоять на площади, ожидая результатов переговоров. Неожиданно по ним открыли огонь. Оказывается, в здания ещё днем были введены вооружённые формирования. Под шум толпы они не спеша занимали позиции в окнах, выходящих на улицу Королёва. На крышах зданий телекомпании и ближайших жилых домов появились снайперы. К 16 часам «мешок», из которого невозможно было выйти, не попав под обстрел, был готов. Ждали команды.

Люди на площади – демонстранты не были вооружены – это хорошо видно из видеофильма, где зафиксировано поэтапное прибытие войск, вооружённых до зубов. Видно также, как прибывают группы демонстрантов на автобусах, на грузовиках, на легковых машинах или пешком по улице Королева. Лишь у некоторых – щиты и дубинки, отобранные у ОМОНа. Только у нескольких человек из охраны Макашова были автоматы.

По народу стреляли из здания, с крыш, из БТРов, находившихся на площади. Иногда из БТРов пускали очередь по зданию, имитировали бой. До четырёх часов утра продолжали вести огонь по площади, по раненным.

4 октября, понедельник. В 5 часов утра министр обороны Грачёв подписал приказ о применении войск. Никакого ультиматума Верховному Совету предварительно не предъявлялось.

В 6.30 утра снайперы начали обстрел людей в здании и у здания Верховного Совета с крыш близлежащих домов, с крыши гостиницы «Мир».

В 6.45 утра бронетранспортеры, ворвавшись на площадь «Свободной России», обстреляли из крупнокалиберных пулемётов не только защитников Дома Советов, но и всех людей, которые случайно оказались на улице. Быстро они заняли позиции так, что площадь простреливалась полностью, и отсекался доступ к зданию, где можно было укрыться от пуль. При любой попытке людей встать и бежать, по ним открывали огонь.

Четыре танка с моста били из пушек по зданию Дома Советов. Из пушек расстреливали парламент. Этого мир ещё не знал.

Стрельба шла в разных районах города. С крыш зданий снайперы стреляли по случайным прохожим, стреляли по окнам, если там появлялись люди. Кровавое побоище. Стреляли даже по своим войскам, чтобы имитировать сражение, и чтобы вызвать ожесточение против патриотов. Так, выстрелом снайпера был убит офицер «Альфы». Однако спровоцировать «Альфу» не удалось. Они не стали стрелять по Верховному Совету.

В 17 часов из здания Верховного Совета через коридор «Альфы» вышла группа депутатов, в том числе Р.И.Хасбулатов и Руцкой. В автобусах их отправили в тюрьму. После этого начался беспредел, оставшихся депутатов избивали, ломали рёбра, избивали защитников Дома Советов. Так закончился контрреволюционный переворот, совершенный Б.Н.Ельциным по сценарию и при поддержке международной реакции. Полное число погибших власти не сообщают.

Ещё в ночь на 4 октября по городу распространилась тревога, стало известно о побоище около телецентра «Останкино». Депутаты районных Советов оставались на местах. Ночью все здания райсоветов и райисполкомов были захвачены милицией и ОМОНом.

Мы оказались в другой стране. В эти трагические дни душу терзал вопрос об армии. До последней минуты люди ждали, что она защитит Советскую власть, Конституцию страны. Ведь они давали присягу. Ведь это наша армия, она была создана для защиты Родины, народа. Невыносима была мысль, что наша армия стреляла в свой народ.

Газета «День» опубликовала список тех, кто участвовал в штурме Дома Советов: части и соединения Московского военного округа.

Где-то в глубине души у каждого из нас было убеждение, что наша армия не будет в нас стрелять. Когда это произошло, для нас был удар в сердце, мучительна мысль об этом.

P.S.: Р.Кадыров: «В ноябре 1994 года в Грозный направили танковую колонну, посадив за рычаги вчерашних военнослужащих Кантемировской дивизии. … Павел Грачёв как опытный военачальник не мог не знать, что в центре города без сопровождения пехоты танковая колонна будет расстреляна. Так и произошло. Танки горели, гибли военнослужащие, часть из них оказалась в плену».

Отвечая на вопросы журналистов, Сергей Шойгу привел эпизод, когда в октябре 1993-го ему ночью позвонил Егор Гайдар и попросил 1000 автоматов Калашникова.

— Я ему сказал: да.

https://www.tver.kp.ru/daily/25811/2790487/

Утащить к себе
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • PDF
  • Одноклассники
  • email
  • Print
  • RSS
  • LinkedIn

You may also like...

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

%d такие блоггеры, как: