Ленин и религия. Отношение к верующим.

После исследования откровенных фальшивок, которыми питаются нынешние «властители дум», а это «расстрелять побольше попов» и «об изъятии церковных ценностей», — продолжим изыскания по теме «Ленин и религия».

Цитата с обложки материала (см.выше) выдернута из контекста статьи В.И.Ленина, опубликованной в №45 газеты «Пролетарий» от 13(26) мая 1909 г. «Об отношении рабочей партии к религии». Которую и рассмотрим.

 

В этой работе Ленин, отметив марксовское «Религия есть опиум народа», ссылаясь далее на Энгельса, осуждает «попытки людей желавших быть «левее» или «революционнее» социал-демократии, внести в программу рабочей партии объявления войны религии».

После цитаты, которая видна на обложке материала, Ленин пишет:

«Энгельс говорит, что только классовая борьба рабочих масс … в состоянии на деле освободить угнетенные массы от гнета религии, тогда как провозглашение политической задачей рабочей партии войны с религией есть анархическая фраза.»

Ленин говорит, что корни религии – социальные, с ними-то и надо бороться. А голая «атеистическая проповедь может оказаться при таких условиях и излишней и вредной.»

При этом классовая борьба «в обста­новке современного капиталистического общества во сто раз лучше приведет христиан-рабочих к социал-демократии и к атеизму …»

Это очень важно. Да, Ленин — атеист. Но он не собирается навязывать атеизм верующим, он, считая веру пережитком «тёмного прошлого», считает, что она отпадёт сама собой в процессе освобождения угнетённых классов от капиталистической каторги, которая «причиняет ежедневно и ежечас­но в тысячу раз больше самых ужасных страданий, самых диких мучений ра­бочим людям, чем всякие из ряда вон выходящие события вроде войн, землетрясений и т.д., – вот в чем самый глубокий современный корень религии.»

Так думали многие в мире тогда — так многие думают сегодня. Часто заявляют нынешние антисоветчики о том, что де членство в партии и вера в Бога были несовместимы.

В работе есть ответ на этот вопрос (разумеется, для советофоба вопроса нет, есть только утверждение, но тем не менее):

«Мы должны не только допускать, но и привлекать всех рабочих, сохраняющих веру в бога, в с.-д. партию, мы безусловно против малейшего оскорбления их религиозных убежде­ний, но мы привлекаем их для воспитания в духе нашей программы, а не для активной борьбы с ней.
Мы допускаем внутри партии свободу мнений, но в известных границах – мы не обязаны идти рука об руку с активными проповедниками взглядов, отвергаемых большинством партии.»

Причём — и это невыносимо для нынешних либералов и псевдомонархистов — Ленин не против вступления в партию священников:

«Например, часто выдвигается вопрос, может ли священник быть членом с.-д. партии … Если священник идет к нам для совместной по­литической работы и выполняет добросовестно партийную работу, не выступая против программы партии, то мы можем принять его в ряды с.-д., ибо противоречие духа и ос­нов нашей программы с религиозными убеждениями священника могло бы остаться при таких условиях только его касающимся, личным его противоречием, а экзамено­вать своих членов насчет отсутствия противоречия между их взглядами и программой партии политическая организация не может.» — что естественно для любой организации, будь она хоть либеральная, хоть коммунистическая, хоть черносотенная.

 

В годы Гражданской войны, когда важнейшей задачей советской власти было удержать за собой признание как можно большей части населения на «расколовшейся» территории бывшей империи, глава государства очень внимательно реагировал на опасность ущемления интересов населения, и, в том числе, верующих, коих в России было большинство. И это не удивительно, ведь крестьяне составляли 85%, а рабочий класс только формировался, в основном рабочие тогда — это в буквальном смысле вчерашние крестьяне, представители традиционного, религиозного общества.

Выступая на I Всероссийском съезде работниц 19 ноября 1918 г., Ленин прямо об этом высказался :

«Бороться с религиозными предрассудками надо чрезвычайно осторожно; много вреда приносят те, которые вносят в эту борьбу оскорбление религиозного чувства. Нужно бороться путем пропаганды, путем просвещения. Внося остроту в борьбу, мы можем озлобить массу; такая борьба укрепляет деление масс по принципу религии, наша же сила в единении. Самый глубокий источник религиозных предрассудков — это нищета и темнота; с этим злом и должны мы бороться» (Полн.собр.соч. т.37 стр. 186)

В письме Молотову о праздновании 1 мая 1921 года он однозначно указывает на недопустимость всякого оскорбления религиозных чувств верующих:

«т. Молотову. Если память мне не изменяет, в газетах напечатано письмо или циркуляр ЦК насчет 1 мая, и там сказано: разоблачать ложь религии или нечто подобное. Это нельзя. Это нетактично. Именно по случаю пасхи надо рекомендовать иное: не разоблачать ложь, а избегать, безусловно, всякого оскорбления религии. Надо издать дополнительно письмо или циркуляр. Если Секретариат не согласен, то в Политбюро» (Полн.собр.соч. т.52 стр. 140)

Через несколько дней после этого письма, 21 апреля 1921 года, в «Правде», в дополнение к ранее опубликованному циркуляру «о разоблачении религии», ЦК РКП(б) опуб­ликовал письмо, в котором предлагалось при праздновании 1 Мая «ни в коем случае не допускать ка­ких-либо выступлений, оскорбляющих религиозное чувство массы населения».

В этом смысле Советская власть, Ленин и большевики были намного терпимее, вели себе на порядок тактичнее по отношению к носителям старого уклада, привычек, связанным с этим укладом и т.п., чем власти «новой» России после переворота, чем новые «властители дум» и власти Перестройки, которые буквально отплясывали на костях своих предков, которые из могил выкапывали отцов — героев Советской эпохи и выбрасывали их на помойку, что символизировалось «культовым» фильмом «Покаяние», которые дубинками ОМОН-а разгоняли в начале 90-х шествия героев Великой Отечественной Войны.

Пусть освежат в памяти «судьи» без суда советского периода истории слова Христа, обращённые к книжникаи и фарисеям (а они должны знать, кто это такие)

14 Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что поедаете домы вдов и лицемерно долго мо’литесь: за то’ примете тем бо’льшее осуждение.

15 Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что обходите море и сушу, дабы обратить хотя одного; и когда это случится, делаете его сыном геенны, вдвое худшим вас.

3 Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что даете десятину с мяты, аниса и тмина, и оставили важнейшее в законе: суд, милость и веру; сие надлежало делать, и того не оставлять.

7 Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты; 28 так и вы по наружности кажетесь людям праведными, а внутри исполнены лицемерия и беззакония.

(От Матфея святое благовествование)

 

В 1912 году шла кампания по выборам в Думу IV созыва, в которую широко было вовлечено духовенство.  Свою позицию  (в те годы она называлась демократической, противоположной либеральной) В.И. Ленин высказывал в нескольких своих статьях.

В статье «Либералы и клерикалы» газеты «Правда», оппонируя либералам, он писал:

«Демократия никогда не может стоять на той точке зрения, что духовенству не следует участвовать в политической жизни. Это — точка зрения архиреакционная. Приводит она только к казенному лицемерию и ни к чему больше. В жизни абсолютно невозможны, неосуществимы никакие меры, отстраняющие от политики и от классовой борьбы ту или иную группу или часть населения

Упрекая либерала князя Трубецкого в том, что тот считает «проект наводнения Думы духовенством» явлением «антихристианским и антицерковным», Ленин отвечает:

«Это неправда. Это лицемерие. Это – глубоко реакционная точка зрения
«Мы не против участия духовенства в выборной борьбе, в Думе и пр., – утверждал он далее о позиции социал-демократов, – а исключительно против средневековых привилегий духовенству. Мы клерикализма не боимся, мы с ним охотно – на свободной и равной для всех трибуне – поспорим. Духовенство всегда участвовало в политике прикровенно; ничего кроме пользы для народа, и большой пользы, не будет от того, если духовенство станет участвовать в политике откровенно».

Продолжая этот эпизод в статье «Духовенство и политика» (в сентябре 1912 г.), он замечает:

«Мы уже указывали в «Правде» на недемократическую постановку вопроса о духо­венстве либералами, которые либо прямо защищают архиреакционную теорию о «не­вмешательстве» духовенства в политику, либо мирятся с этой теорией. Демократ безусловно враждебен самомалейшей подделке избирательного права и выборов, но он безусловно за прямое и открытое вовлечение самых широких масс всякого духовенства в политику. Неучастие духовенства в политической борьбе есть вреднейшее лицемериенароду принесет лишь пользу переход духовенства к политике откровенной»

(По сути он оппонировал будущим «белым» — либералам, никак не монархистам. Тем, кому наследуют нынешние либералы, по какой-то ошибке называемым демократами, и которые борятся против идей Ленина по сей день.)

Это было до Великого Октября 1917 г.

После него, уже как Председатель правительства, Ленин активно стремился перевести свою теорию о свободе совести в правовую практику советского государства.

Подписанный им и другими членами Советского правительства Декрет «Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви» от 23 января 1918 г., в редактировании которого он деятельно участвовал, содержал норму, запрещающую ограничивать, стеснять свободу совести:

«В пределах Республики запрещается издавать какие-либо местные законы или постановления, которые бы стесняли или ограничивали свободу совести». (п.2)

Декрет установил, что:

«Каждый гражданин может исповедовать любую религию или не исповедовать никакой. Всякие праволишения, связанные с исповеданием какой бы то ни было веры или неисповеданием никакой веры, отменяются».

В п.9 — об отделении школы от церкви, есть важное дополнение:

«Граждане могут обучать и обучаться религии частным образом.»

В окончательную редакцию документа вошла и внесенная лично Лениным формулировка: (добавка в п.13, об обобществлении имуществ церковных и религиозных обществ)

«Здания и предметы, предназначенные специально для богослужебных целей, отдаются, по особым постановлениям местной или центральной государственной власти, в бесплатное пользование соответственных религиозных обществ»

Пожалуйста, верь или не верь, все стеснения упразднены. А какие, например, были стеснения, и были ли они вообще? Да, были.

До 1905 года действовало «Уложение наказаний уголовных и исправительных от 1845 года«. По информации из worldcrisis.ru, часть статей остались действующими и после 1905-го. В частности, такие:

Раздел «О преступлениях против веры».

Безусловно, богохульство — вещь скверная, но под богохульством можно понимать слишком многое, и трактовать как богохульство при желании можно очень и очень много. Поэтому статьи получаются посадочно»ёмкие»:

  • Статья 182. Богохульство в церкви — ссылка и каторжные работы до 20 лет, телесные наказания, клеймение; в ином публичном месте — ссылка и каторга до 8 лет, телесные наказания, клеймение.

Обращает внимание на себя такая статья, «непубличное богохульство». По этой статье можно отправлять почти всю нашу «несистемную оппозицию» убирать снег:

  • Статья 183. Непубличное богохульство — ссылка в Сибирь и телесные наказания.

Для многих философов вполне подойдёт такая статья:

  • Статья 186. Богохульство, поношение, порицание, критика Христианства без умысла — заключение в смирительном доме до 2 лет, заключение в тюрьме до 2 лет.

Исповедующие иную религию  или атеисты должны быть предельно осторожны:

  • Статья 187. Печатная и письменная критика Христианства — ссылка в Сибирь, телесные наказания.
  • Статья 188. Насмешки над Христианством, умышленно — заключение года, неумышленно — до 3 месяцев.
  • Статья 190. Отвлечение от веры: ненасильственное — ссылка до 10 лет, телесные наказания, клеймение; насильственное — ссылка до 15 лет, телесные наказания, клеймение.
  • Статья 191. Отступление от веры — лишения прав на время отступления от веры.
  • Статья 192. Если один из родителей не христианской веры воспитывает детей не в Православной вере — расторжение брака, ссылка в Сибирь.
  • Статья 195. Совращение из Православия в иное вероисповедание — ссылка, телесные наказания, исправительные работы до 2 лет. При насильственном принуждении — ссылка в Сибирь, телесные наказания.
  • Статья 196. Вероотступничество — запрет на контакты с детьми, до возвращения в веру.
  • Статья 198. Уклонение от крещения и воспитания детей в Православной вере — заключение до 2 лет.
  • Статья 220. Не привод детей в церковь — духовное и гражданское внушение.
  • Статья 206. Раскольничество — ссылка.
  • Статья 207. Сектантство — ссылка.
  • Статья 210. Насильственное распространение ереси и раскола — каторжные работы до 15 лет, телесные наказания, клеймение
  • Статья 229. Оскорбление Православного священнослужителя иноверцем — заключение в тюрьме до года, повторно — до 2 лет.

Государственный закон. Все должны исполнять. Вряд ли, критикуя советский период, либералы и «бълые» согласны на возвращение таких статей в Уголовный Кодекс уже нынешней РФ. Не было их и в УК СССР.

Покажите нам хоть один закон СССР, где по религиозному признаку прописывались не просто репрессии, а хотя бы притеснения для верующего?

Повторим еще раз:

— Ленин религию рассматривал как необходимый инструмент человеческого миропонимания — религия как бы затыкала дыры непознанного и неизведанного. И, чем сильнее наука, чем меньше непознанного — тем меньше оставалось места религии в умах людей. Простых и непростых. По мере научного прогресса религия должна была отпасть сама, как осенний листья. Просвещение народа — вот единственный способ. Все остальные процессы, ускоряющие отказ от религии, он критиковал и запрещал.

Источник

Утащить к себе
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • PDF
  • Одноклассники
  • email
  • Print
  • RSS
  • LinkedIn

You may also like...

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: