Охота за «красным» газом

«Тепло Европы будет прирастать Сибирью»

Когда в начале 70-х годов в Германию впервые пошел «большой» советский газ, перед западными энергетиками встала серьезная задача. Ведь до конца 60-х газ считался второстепенным энергоносителем, и теперь, как и любой товар, его нужно было продать клиенту, убедить «Отто — нормального-потребителя» в преимуществах этого сырья. Немецкий концерн Ruhrgas, пионер европейского газового рынка, развернул тогда целую кампанию — в рекламных клипах о преимуществах газового отопления населению рассказывала роскошная блондинка по имени Трикси.

За три десятилетия природный газ добился в Старом Свете больших успехов. К концу нынешнего десятилетия, например, каждая вторая немецкая семья будет отапливать свое жилище газом, а в проекты около 80% домов-новостроек закладывается именно этот вид энергии. Пока пути газа в дом среднего европейца разнообразны. При всей значимости поставок из России, по данным международной организации Eurogas, наша доля в совокупном западноевропейском «коктейле» не превышала в 2000 году 19%. 72% приходится на долю Норвегии, Нидерландов и Великобритании.

Однако, по прогнозам экспертов Международного газового союза, положительная динамика сохранится у западноевропейских производителей лишь приблизительно до 2005 года. После этого объемы добычи в странах Центральной и Западной Европы будут сокращаться. Тем самым возрастет зависимость от импорта извне ЕС: в период с 2010 по 2020 год его доля превысит 50%, а к 2030 г. достигнет почти 70%. При всем стремлении европейцев диверсифицировать источники поставок природного газа уже в среднесрочной перспективе главным из них неизбежно станет Россия: здесь находится почти 40% мировых запасов газа. А значит, сотрудничество, начавшееся почти три десятилетия назад, неизбежно будет развиваться.

В числе немцев-первопроходцев, которые вместе с советскими коллегами готовили первые договоры на поставки газа в Германию еще в конце 60-х, был доктор Эберхард Кранц, до недавнего времени — директор компании Ruhrgas по делам России. Взаимные «ухаживания» советских и немецких газовиков начались еще в 1969 году, когда стороны приступили к рассмотрению возможностей поставок природного газа из СССР. Рождался знаменитый проект «газ — трубы», вокруг которого бурлили страсти политиков — не только в Германии, Европе, но и за океаном «красный» газ был по вкусу не всем. Однако профессионалы делали свое дело, и уже в феврале 1970 года были подписаны первые соглашения: договор об экспорте в Германию 3 млрд кубометров газа в год, поставках взамен этого в СССР 1,2 млн тонн труб большого диаметра фирмой Mannesmann, а также финансировании всего этого предприятия консорциумом германских банков.

«Договор с советской газовой отраслью был вторым шагом нашей компании на международном рынке после контракта с Нидерландами, но именно он стал рубежом в истории Ruhrgas, — говорит г-н Кранц. — Вопреки сомнениям -пессимистов мы пошли на этот шаг, и я могу с полной ответственностью заявить, что мы — и я уверен, что наши партнеры в «Газпроме» придерживаются точно такого же мнения, — никогда об этом не жалели». Как признался Кранц «Энергии Европы», в ту пору ему, молодому рургазовскому специалисту, и во сне не могло присниться, что к концу века объем сотрудничества с «Газпромом» вырастет более чем в 6 раз — в 2000 году Ruhrgas закупил в России 19 млрд кубометров газа: «Вообще-то мы уже тогда, в 1969 году, вели с советской делегацией переговоры о существенно больших объемах поставок, но первоначально удалось договориться лишь о трех миллиардах в год. Наверное, обе стороны решили поначалу проявить чуть больше осторожности — мы же довольно плохо знали друг друга».

Вопреки ожиданиям даже многих участников российско-германский газовый бизнес начал быстро набирать обороты. Уже 6 июля 1972 года — до того как первый кубометр сибирского газа поступил в Германию (а это случилось 1 октября 1973 года) — был подписан второй договор, согласно которому Советский Союз обязался поставить 4 млрд кубометров. «Обе стороны быстро поняли, что проект обладает большими перспективами и выходит за рамки обычных внешнеторговых сделок, — говорит наш собеседник. — Подписание новых договоров было продолжено в 1974, 1981, 1983 и 1986 годах, и большинство из них в 1998 году было пролонгировано до 2020 года». Особенно трудным был контракт 1981 года, вспоминает Эберхард Кранц. «Холодная война» вступила в последнюю, самую острую фазу, США ввели эмбарго против СССР за вторжение в Афганистан, в Белый Дом пришел Рональд Рейган, категорически возражавший против энергетического сотрудничества с СССР. Однако Ruhrgas смог убедить всех в необходимости продолжения сотрудничества. Доктор Кранц до сих пор с благодарностью вспоминает, что их компанию тогда поддержало правительство Германии — канцлер Гельмут Шмидт и министр иностранных дел Ханс-Дитрих Геншер.

С самого начала переговоров о поставках газа, вспоминает ветеран Ruhrgas, для его участников исключительно важную роль играло «человеческое измерение». «Когда мы только начинали присматриваться друг к другу, обе стороны держали себя весьма сдержанно. Это и понятно — мы друг друга не знали, у нас были разные представления об экономике, разные политические убеждения. И сами переговоры проходили очень жестко, даже крайне жестко. Но никогда за столом переговоров нас не разделяла идеология. Порой наши дискуссии продолжались за полночь, до утра следующего дня. Со временем нас это очень сблизило, и чем больше мы узнавали друг друга, тем больше нам удавалось в главном вопросе — нашем совместном проекте крупномасштабных поставок газа из СССР/России в Германию и Западную Европу».

С русскими крайне трудно вести деловые переговоры, свидетельствует Кранц. «Но если уж соглашение с российскими партнерами-газовиками достигнуто, то оно безоговорочно соблюдается ими во всей его полноте. Неважно, было ли оно зафиксировано письменно или просто. Главное, что, как говорится, ударили по рукам. А «бумагу» можно подготовить и позже». Партнеры произвели на Эберхарда Кранца столь благоприятное впечатление, что обоих сыновей он назвал русскими именами — Николай и Юрий.

Кранц в числе первых иностранцев побывал на газовых месторождениях, откуда в Германию поступает около 90% российского газа. «До этих поездок я и предположить не мог, в каких исключительно тяжелых условиях добывается газ, как жили газодобытчики, и что им, несмотря на все трудности, удалось создать своим трудом. Бывая в Сибири, я каждый раз себе говорил: Боже, как великолепно здесь все сделано, но как это было неимоверно трудно!».

Из опыта трех десятилетий сотрудничества Эберхард Кранц, который как раз в эти дни уходит на покой, вынес твердое убеждение: какие бы перемены ни происходили в экономике и политике России, Германии, Европы или мира, поток природного газа с Востока на Запад будет стабильным. «Уверен, что он сохранится на многие десятилетия вперед, — считает он. — Сами эти поставки, если хотите, стали мощным стабилизирующим фактором для наших стран. Перефразируя слова русского ученого Дмитрия Менделеева, можно сказать, что тепло Европы в будущем будет прирастать Сибирью».

ЮРИЙ ШПАКОВ, Берлин — Эссен
http://www.vremya.ru/print/12371.html

На сайте ГАЗПРОМ

Утащить к себе
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • PDF
  • Одноклассники
  • email
  • Print
  • RSS
  • LinkedIn

You may also like...

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: