Социально-Экологические проблемы текущего санитарно-эпидемиологического нормирования в области качества питьевой воды

MITXT-001Научно-технический журнал «Вестник МИТХТ» (2014. Том IX. Номер 3)Московская государственная академия тонкой химической технологии имени М.В. Ломоносова (МИТХТ), ныне Московский государственный университет тонких химических технологий имени М.В. Ломоносова

Кощеев А.В., Общероссийская общественная организация по защите окружающей среды «Общественный экологический контроль России»

Самбурский Г.А., к.х.н., МИТХТ им. М.В.Ломоносова

Аннотация: рассмотрены проблемы современного состояния гигиенического нормирования в части качества питьевой воды централизованных систем водоснабжения. Проведен анализ области применения существующих нормативно-правовых актов, указаны основные проблемы, вызванные несовершенством текущей законодательной базы.

Современные подходы к безопасному управлению факторами окружающей среды, воздействующими на организм человека, по праву рассматривают систему гигиенического нормирования как один из важнейших инструментов государственной политики в области охраны здоровья человека. Вместе с тем методология нормирования как совокупность принципов, критериев и методов гигиенической оценки факторов среды является предметом многочисленных дискуссий.

Особенности гигиенического нормирования химических веществ в водной среде обусловлены универсальной ролью воды в биосфере и хозяйственной деятельностью, что предполагает необходимость нормирования экзогенных химических веществ в зависимости от вида использования воды. С гигиенических позиций оценивается уровень загрязнения воды, предназначенной для хозяйственно-питьевого и культурно-бытового водопользования.

Именно гигиенические позиции нормирования содержания загрязняющих веществ в воде, предназначенной для хозяйственно-питьевого использования, лежат в основе требований к качеству воды централизованных систем питьевого водоснабжения (далее – ЦВС) и определяют показатели качества питьевой воды, согласно Федерального закона №416-ФЗ от 07.12.2011 «О водоснабжении и водоотведении».

Показатели качества воды, согласно части 1 статьи 39 ФЗ № 416-ФЗ, являются одной из групп указанных целевых показателей. И в настоящее время Министерством строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти подготовлен и размещен на странице http://regulation.gov.ru в сети Интернет проект приказа, утверждающий перечень целевых показателей. Проектом приказа предлагается в качестве показателей качества питьевой воды использовать следующие показатели:

а) доля проб питьевой воды, подаваемой с водопроводных станций в распределительную водопроводную сеть, отобранных по результатам производственного контроля качества питьевой воды, не соответствующих установленным требованиям;

б) доля проб питьевой воды в распределительной водопроводной сети, отобранных по результатам производственного контроля качества питьевой воды, не соответствующих установленным требованиям».

В этой связи возникает вопрос применения соответствующих нормативно-правовых актов, устанавливающих санитарно-эпидемиологические требования при формировании целевых показателей качества питьевой воды для ЦВС.

Нормативными правовыми актами, устанавливающими санитарно-эпидемиологические требования в соответствии с ФЗ №52-ФЗ « О санитарно-эпидемиологической безопасности», являются государственные санитарно-эпидемиологические правила (санитарные правила, санитарные правила и нормы, санитарные нормы, гигиенические нормативы). Санитарные правила (СП) — нормативный правовой акт, устанавливающий гигиенические и противоэпидемические требования по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения, профилактики заболеваний человека, благоприятных условий его проживания, труда, быта, отдыха, обучения и питания, а также сохранения и укрепления его здоровья.

Санитарные нормы (СН) — нормативно-правовой акт, устанавливающий оптимальные и предельно допустимые уровни влияния комплекса факторов среды обитания человека на его организм.

Гигиенические нормативы (ГН) — нормативно-правовой акт, устанавливающий гигиенические и эпидемиологические критерии безопасности и безвредности отдельных факторов среды обитания человека для его здоровья.

Санитарные, правила и нормы (СанПиН) — нормативно-правовой акт, объединяющий требования отдельных санитарных правил, норм и гигиенических нормативов.

К методическим документам системы санитарно-эпидемиологического нормирования относятся:

— руководство (Р) — свод обязательных к исполнению руководящих, распорядительных и методических документов по вопросам организации государственного санитарно-эпидемиологического надзора, санитарно-эпидемиологического нормирования, выполнения требований санитарного законодательства;

— методические указания (МУ) — документы, устанавливающие обязательные к исполнению требования по организации и проведению государственного санитарно-эпидемиологического надзора, регламентации деятельности в системе государственного санитарно-эпидемиологического нормирования, а также по другим вопросам организации работы учреждений, должностных лиц и специалистов Государственной санитарно-эпидемиологической службы Российской Федерации по выполнению возложенных на них функций;

— методические указания по методам контроля (МУК) — документы, содержащие обязательные для исполнения требования.

Несмотря на ясную логику имеющегося законодательства в области гигиенического нормирования, что в настоящее время некоторые предприятия водопроводно-канализационного хозяйства считают правильным при обосновании показателей качества питьевой воды ЦВС использовать требования, сформированные в гигиенических нормативах ГН 2.1.5.1315-03 «Предельно допустимые концентрации (ПДК) химических веществ в воде водных объектов хозяйственно-питьевого и культурно-бытового водопользования», вместо того, чтобы на основании ст.19 ФЗ-52 использовать соответствующие санитарные правила и нормы СанПиН 2.1.4.1074-01 «Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды централизованных систем питьевого водоснабжения. Контроль качества. Гигиенические требования к обеспечению безопасности систем горячего водоснабжения».

По мнению авторов, основанном на анализе разрешительной нормативной документации (см. ст. 18 ФЗ-52 ФЗ), такая трактовка области применения ГН не верна, а основой для формирования целевых показателей качества питьевой воды систем ЦВС может служить исключительно СанПиН 2.1.4.1074-01 «Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды централизованных систем питьевого водоснабжения. Контроль качества. Гигиенические требования к обеспечению безопасности систем горячего водоснабжения».

Надо сказать, что основной регулирующий орган РФ в лице Главного санитарного врача Российской Федерации Онищенко Г.Г в письме от 27 мая 2008 г. №01/5477-8-32 также подтверждает, что «основным документом по осуществлению санитарно-эпидемиологического надзора за качеством питьевой воды и централизованных систем питьевого водоснабжения до принятия Специального технического регламента по безопасности питьевой воды продолжает оставаться СанПиН 2.1.4.1074-01 «Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды централизованных систем питьевого водоснабжения. Контроль качества».

Еще раз обращаем внимание, что речь идет про питьевую и горячую воду, подаваемую через ЦВС. Также хотели бы отметить, что исполнение постановлений Правительства Российской Федерации № 644 от 29.07.2013 и № 354 от 06.05.2011 невозможно без неукоснительного обеспечения соответствия качества питьевой воды централизованных систем водоснабжения требованиям СанПиН 2.1.4.1074-01.

Логика гигиенического законодательства находит свое последовательное отражение в тексте руководства Р 1.1.002-96 «Классификация нормативных и методических документов системы государственного санитарно-эпидемиологического нормирования» регистрация нормативных и методических документов осуществляется путем обозначений, состоящих из индекса документа (СН, СП, СанПиН, ГН, Р, МУ, МУК) и первых цифр с точками, которые определяют принадлежность документа к разделу, группе и подгруппе санитарно-эпидемиологического нормирования по конкретному номеру классификации.

Например, актуальны следующие классификационные группы:

  • 2.1.4 — «Коммунальная гигиена», «Питьевая вода и водоснабжение населенных мест»
  • 2.1.5 — «Коммунальная гигиена», «Водоотведение населенных мест, санитарная охрана водоемов»

Соответственно, к первой группе относится СанПиН 2.1.4.1074-01 «Питьевая вода и водоснабжение населенных мест», которые содержат в своём тексте таблицу гигиенических нормативов веществ, подлежащих контролю в питьевой воде централизованного водоснабжения населения. Классы опасности нормированы для человека только как санитарно-токсикологические и органолептические. Это важнейший фактор безопасности, т.к. именно эти показатели допустимых концентраций актуальны для питьевой воды.

Ко второй группе относятся СанПиН 2.1.5.980-00 «Водоотведение   населенных   мест, санитарная охрана водоемов», которые в своём тексте таблиц нормативов не содержат, т.к. они вынесены в два отдельных документа – с 2003 года это гигиенические нормативы ПДК (ГН 2.1.5.1315-03) и гигиенические нормативы ОДУ (ГН 2.1.5.1316-03), являющихся неотъемлемой частью этих СанПиН. Необходимость раздельного существования связки «СанПиН — ГН», а не единого документа, обусловлена регулярным пополнением и изменением списков и свойств ГН, являющихся выдержкой из российского регистра потенциально опасных химических веществ (РПОХВ). Все очевидно, т.к. регулярно перечень веществ, обнаруживаемых в водных объектах, увеличивается, а также появляются данные по влиянию тех или иных соединений на состояние окружающей среды и на человека.

В чем же проблема? Оказывается, что стройная логика гигиенического законодательства в части оценки качества воды была нарушена по ряду нижеперечисленных факторов.

Начнем с того, что согласно принятому еще в 2002 году ФЗ-184 ФЗ «О техническом регулировании» были выдвинуты требования по подготовке технических регламентов. 29.03.2006 в Государственную Думу ФС РФ внесены законопроекты технических регламентов:

  • № 284072-4 «О водоотведении» — отклонен 09.09.2011г.
  • № 284068-4 «О водоснабжении» — отклонен 09.09.2011г.
  • № 284071-4 «О питьевой воде и питьевом водоснабжении» — отклонен 09.09.2011г.

Эти технические регламенты имели ссылки на таблицы ГН 2.1.5.1315-03 и ГН 2.1.5.1316-03, а при принятии этих технических регламентов СанПиН 2.1.4.1074-01 отменялся полностью.

Известно, что Специальный технический регламент «О питьевой воде и питьевом водоснабжении» (законопроект № 284071-4 от 29.03.2006) не поддержан Правительством Российской Федерации и отклонен Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации. Однако сам регламент, пусть и не принятый, в ходе написания вызвал необходимость коррекции действующих позиций гигиенического нормирования, которая была проведена фактически без надлежащих разъяснений и без учёта возможных последствий временного «двоевластия».

Вода, согласно техническому регламенту, позиционировалась, как продукт с определенным набором свойств. Следовательно, для обеспечения этого набора свойств, надо было максимально широко рассмотреть водоисточники, как основу производства питьевой воды. Подразумевалось, что после принятия технического регламента отпадет необходимость в СанПин по питьевой воды ЦВС, во избежание двойного контроля, т.к. вода, как продукт, уже должна будет соответствовать техническому регламенту.

Надо сказать, что разработка некоего технического регламента на питьевую воду ЦВС – это не решаемая задача в принципе. Свидетельством тому является опыт Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), которая оставила все попытки введение единых требований к питьевой воде и в настоящий момент приветствует региональный подход к её качеству, отражаемый в рекомендациях ВОЗ.

Тем не менее, в тексте ГН 2.1.5.1315-03 и ГН 2.1.5.1316-03[1] в 2003 году впервые появилось указание о том, что они распространяются на «…питьевую воду и воду в системах горячего водоснабжения». Это довольно необычное указание, т.к. нормативы относятся к разделу «2.1.5. Водоотведение населенных мест, санитарная охрана водоемов», и используются при контроле сбросов очищенных сточных вод, тогда как вся нормативная документация в отношении питьевой воды относится к разделу «2.1.4. Питьевая вода и водоснабжение населённых пунктов».

Такое нововведение сразу внесло мощный диссонанс в стройную систему нормативов в области снабжения населения питьевой водой, породило шквал вопросов и непонимания со стороны всех эксплуатирующих организаций и контролирующих органов, так как часть нормативов в ГН имеет общесанитарный класс опасности, к питьевой воде не имеющий ни малейшего отношения, что ещё сильнее запутало ситуацию. Как известно, общесанитарный класс опасности и уровень ПДК характеризует способность водоема к самоочищению по конкретному веществу, что, собственно говоря, совершенно справедливо, исходя из классификационной группы данных документов.

Свой вклад в неразбериху, внесённый этим указанием, добавили разные величины ПДК для одних и тех же веществ, присутствующих как в ГН.2.1.5.1315-03 (все виды ПДК), так и в СанПиН 2.1.4.1074-01 (санитарно-токсикологические и органолептические ПДК). Разъяснения со стороны разработчика этих ГН – НИИ Сысина о практическом применении нормативов, ясности не вносят и ещё более запутывают ситуацию. Мнение о необходимости применять более жесткий норматив выглядят не убедительными, т.к. в одном и том же письме-разъяснении можно увидеть прямо противоположные рекомендации.

Разрастанию проблемы способствовали и действия территориальных органов Роспотребнадзора, необоснованно включившие в обязательные требования по контролю питьевой воды ЦВС не только нормативы из СанПиН 2.1.4.1074-01, но и из ГН 2.1.5.1315-03. Появление в протоколах анализа питьевой воды этой «пары» не редкость, а где-то даже уже и правило.

В этой неоднозначной ситуации территориальные отделы Роспотребнадзора, что естественно, идут по простому пути и занимают жесткую позицию с обязательным применением требований ГН 2.1.5.1315-03 со всеми приложениями наравне с СанПиН 2.1.4.1074-01, что сразу сделало нарушителями практически все водоканалы РФ и к ним стало возможным применение карательных мер с участием судебных инстанций, которые при вынесении судебных решений пользовались разъяснениями всё тех же территориальных органов Роспотребнадзора, а не буквой закона.

Но что же несет нам пресловутая буква закона? Исходя из всего вышеперечисленного, т.е. из возможности присутствия в питьевой воды ЦВС всего перечня веществ, отраженных в официально признанных ГН 2.1.5.1315-03, в отличие от СанПиН 2.1.4.1074-01, допускается присутствие в питьевой воде урана или хлорпикрина (как пример).

Еще раз обращаем внимание на необходимость исполнения постановлений Правительства Российской Федерации № 644 от 29.07.2013 и № 354 от 06.05.2011, что невозможно без неукоснительного обеспечения соответствия качества питьевой воды централизованных систем водоснабжения требованиям СанПиН 2.1.4.1074-01. И, тем не менее, на сегодняшний день для предприятий водопроводно-канализационного хозяйства (ВКХ) не очевиден выбор регламентирующих документов по определению показателей качества питьевой воды.

Почему всё это произошло? Ответ напрашивается только один – падение уровня законодательной подготовки персонала в первую очередь самого Роспотребнадзора и незнание основ законодательства в области снабжения населения питьевой водой в полном комплексе. Большинство исполнителей на местах усиленно не замечают, что ГН 2.1.5.1315-03 не существуют сами по себе, а являются составной и неотъемлемой частью действующего СанПиН 2.1.5.980-00 «2.1.5. Водоотведение населенных мест, санитарная охрана водных объектов. Гигиенические требования к охране поверхностных вод. Санитарные правила и нормы».

Тем не менее, произвольное толкование области применения ГН, совместно с изменениями, внесенными в ГН 2.1.5.1315-03 и в 2007 году, необоснованно перевело его в умах некоторых «специалистов» из ранга простого перечня нормативов в ранг чуть ли не самих санитарных правил, что никак не основано на нормах законодательства.

Вернемся опять в 2002 год, когда был принят Федеральный закон от 27.12.2002 № 184-ФЗ «О техническом регулировании». Именно он дал старт государственной программе разработки общих и специальных технических регламентов, в том числе и в отношении питьевой воды и именно под эту программу разработчики обновлённых ГН сделали задел в виде указания «…питьевую воду и воду в системах горячего водоснабжения», т.к. по их задумке, с принятием новых технических регламентов, питьевой СанПиН 2.1.4.1074-01 должен был исчезнуть навсегда. Похоже, что никто, до сих пор не задался вопросом, откуда взялась эта загадочная фраза в «сточном» ГН, поставившая на колени практически все ВОС водоканалов РФ, в чём её смысл и о чём именно пытался сказать всем Онищенко Г.Г. в своём письме-разъяснении №01/5477-8-32.

По нашему мнению, такая неоднозначность толкования и правоприменения НПА в части гигиенического нормирования качества воды активно поддерживается и культивируется самим разработчиком соответствующих ГН – НИИ «ЭЧ и ГОС им. Сысина». Такая ситуация на первый взгляд кажется весьма необычной и непонятной, но только на первый!

Согласно руководства Р 1.1.002-96 разработкой документов по различным разделам занимаются разные структуры. По подгруппе 2.1.4 это Минздрав России, по подгруппе 2.1.5 – Роспотребнадзор (как раз через НИИ «ЭЧ и ГОС им. Сысина»). Естественно, эти работы подразумевают бюджетное финансирование, что может оказаться превыше государственных интересов в сфере защиты здоровья и благополучия человека, а скудное государственное финансирование научных исследований просто вынуждает перетягивать на себя финансовое «одеяло».

Что же за ситуацию мы имеем в части гигиенического нормирования качества питьевой воды ЦВС на сегодняшний день?

  1. Технические регламенты не приняты и приняты не будут
  2. Ведётся работа по созданию нового СанПиН 2.1.4.ххх-13
  3. С отклонением проектов технических регламентов, не убрана ссылка в ГН 2.1.5.1315-03 в отношении питьевой воды и воды в системах ГВС.
  4. Весьма странные нормативы по тригалометанам в ГН 2.1.5.2280-07 (изменения №1 к ГН 2.1.5.1315-03), противоречащие рекомендациям ВОЗ и ЕС, особенно по хлороформу.
  5. Правовая неразбериха в области водоснабжения населения питьевой водой, вызванная ненадлежащим применением нормативной документации контролирующими органами.
  6. Основная проблема гигиенического законодательства в области питьевой воды ЦВС – область применения ГН и СанПиН.

Если предположить, что ГН 2.1.5.1315-03 «Предельно допустимые концентрации (ПДК) химических веществ в воде водных объектов хозяйственно-питьевого и культурно-бытового водопользования» распространяются в полной мере на воду централизованных систем водоснабжения, то, как сотрудникам предприятий ВКХ относиться к требованиям полного отсутствия хлора в воде (табл.1)?

Это требование противоречит СанПиН 2.1.4.1074-01 с изменениями от 2010 г., согласно которым(п.1.1. Санитарно-эпидемиологические правила и нормативы «Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды централизованных систем питьевого водоснабжения. Контроль качества») устанавливаются гигиенические требования к качеству питьевой воды, правила контроля качества воды, производимой и подаваемой централизованными системами питьевого водоснабжения населенных мест (далее — системы водоснабжения), а также жестко регламентируются остаточные концентрации хлора.

Более того, согласно требований ВОЗ в целях обеспечения пролонгированного действия и обеспечения гарантированной биологической безопасности питьевой воды, нормируется и минимальное остаточное содержание хлора (табл.2).

Таблица 1. Данные из ГН 2.1.5.1315-03


п/п
Наименование вещества
CAS
Величина ПДК, мг/л Лимитирующий показатель вредности Класс опасности
1233 Хлор 7782-50-5 отсутствие <д> общ. 3

Таблица 2. Данные из СанПиН 2.1.4.1074-01

Показатели Единицы измерения Нормативы (ПДК) Показатель вредности Класс опасности
Хлор <1>
— остаточный свободный мг/л в пределах
0,3-0,5
орг. 3
— остаточный связанный — » — в пределах
0,8-1,2
— » — 3

Проблема заключается в том, что если ГН якобы действительно обязательны для ЦВС, то водоканалы поставляют воду ненадлежащего качества населению, когда в качестве средства пролонгированного действия выбрано классическое хлорирование или гипохлорит натрия. Согласитесь, это может быть причиной множественных исков к предприятиям ВКХ.

Некоторые выводы:

Вопрос применимости СанПиН 2.1.4.1074-01 «Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды централизованных систем питьевого водоснабжения. Контроль качества. Гигиенические требования к обеспечению безопасности систем горячего водоснабжения» является определяющим для оценки качества воды централизованных систем водоснабжения (ЦВС) и для формирования целевых показателей качества питьевой воды ЦВС.

Характеристика области применения СанПиН позволит предприятиям ВКХ правильно формировать инвестиционные и производственные программы, а также юридически корректно защищать тарифы на питьевую воду, поданную предприятием через ЦВС непосредственно населению и другим потребителям.

В заключение предлагаем вспомнить известный афоризм Бальтасара Грасиан-и-Моралеса: «Допустив промах, порой из него делают обязательство; начав с ошибки, думают выказать постоянство, продолжая в том же духе. Перед судом своего разума ошибку осуждают, перед людским — оправдывают, и, если в начале неразумной затеи их называли неблагоразумными, то, упорствуя, достойны звания глупцов».

Примечание:

[1] Гигиенические нормативы ГН 2.1.5.1316-03 отменены 01.03.2008г. Введены ГН 2.1.5.2307-07, в которых полностью устранены все упоминания по области применения, а сам документ, как и должно, является классической сводной таблицей нормативов.

Источник: Научно-технический журнал «Вестник МИТХТ» (2014. Том IX. Номер 3).

Журнал публикует результаты оригинальных экспериментальных и теоретических работ в виде полных статей, кратких сообщений, а также авторские обзоры и прогнозно-аналитические статьи по актуальным вопросам химической технологии и смежных наук. Все рукописи принимаются к печати на основании результатов их рецензирования.

Статья-Вестник-МИТХТ-2014-т9-3-Кощеев-Самбурский.pdf


Редакционная коллегия журнала «Вестник МИТХТ» / «Fine Chemical Technologies»

Главный редактор

Фролкова Алла Константиновна – доктор технических наук, профессор, ректор МИТХТ им. М.В. Ломоносова, заведующий кафедрой химии и технологии основного органического синтеза МИТХТ им. М.В. Ломоносова

Заместитель главного редактора

Фомичев Валерий Вячеславович ­– доктор химических наук, профессор, проректор по научно-инновационной деятельности МИТХТ им. М.В. Ломоносова 

Редакционная коллегия

Дробот Дмитрий Васильевич – доктор химических наук, профессор, член-корреспондент РАЕН,  заведующий кафедрой химии и технологии редких и рассеянных элементов им. К.А. Большакова МИТХТ им. М.В. Ломоносова

Кардона Карлос Ариэль –профессор кафедры химической технологии, руководитель исследовательской группы по проектированию химических и биохимических процессов Национального университета Колумбии (г. Манисалес)

Корнюшко Валерий Федорович – доктор технических наук, профессор, действительный член Международной Академии Информатиза­ции, заведующий кафедрой информационных технологий МИТХТ им. М.В. Ломоносова

Кузнецов Николай Тимофеевич – академик РАН, доктор химических наук, профессор, заведующий лабораторией Института общей и неорганической химии  им. Н.С. Курнакова РАН

Мирошников Анатолий Иванович – академик РАН,  доктор химических наук, заместитель директора по научной работе Института биоорганической химии им. академиков М.М. Шемякина и Ю.А. Овчинникова РАН

Мирошников Юрий Петрович  – доктор химических наук, профессор кафедры химии и физики полимеров и полимерных материалов МИТХТ им. М.В. Ломоносова

Озерин Александр Никифорович – член-корреспондент РАН, доктор химических наук, профессор, директор Института синтетических полимерных материалов им. Н.С. Ениколопова РАН

Пакканен Тапани – профессор, руководитель Департамента химии Университета Восточной Финляндии (г. Йоенсуу)

Серафимов Леонид Антонович – доктор технических наук, профессор кафедры химии и технологии основного органического синтеза МИТХТ им. М.В. Ломоносова

Сухорукова Светлана Михайловна – доктор экономических наук, профессор, действительный член Российской экологической академии, профессор кафедры эколого-экономического анализа технологий МИТХТ им. М.В. Ломоносова

Тверской Владимир Аркадьевич – доктор химических наук, профессор кафедры химии и технологии высокомолекулярных соединений им. С.С. Медведева МИТХТ им. М.В. Ломоносова

Трохимчук Андржей – профессор, декан химического факультета Вроцлавского политехнического университета (Польша)

Цивадзе Аслан Юсупович – академик РАН, доктор химических наук, профессор, директор Института физической химии и электрохимии им. А.Н. Фрумкина РАН

Швец Виталий Иванович – академик РАМН, доктор химических наук, профессор, заведующий кафедрой биотехнологии и бионанотехнологии МИТХТ им. М.В. Ломоносова

Юловская Виктория Дмитриевна – кандидат химических наук, доцент, начальник научно-исследовательского сектора МИТХТ им. М.В. Ломоносова

Ответственный секретарь

Есипова Ольга Валерьевна – кандидат химических наук, доцент, главный редактор Издательства МИТХТ им. М.В. Ломоносова

Утащить к себе
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • PDF
  • Одноклассники
  • email
  • Print
  • RSS
  • LinkedIn

You may also like...

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

%d такие блоггеры, как: