«Как превратить воду в ВОДУ». Выпуск 119

Гомеопатия и память водыПри любом рассмотрении темы «памяти воды» рано или поздно разговор заходит о сверхмалых дозах биологически активных веществ, БАВ (лекарства, пестициды, яды, всё что угодно, воздействующее на наш организм) и гомеопатии. Поскольку это центральный и, по большому счёту, единственный аргумент в пользу существования «памяти воды», давайте начнём прямо с него.

Из интервью доктора биологических наук Елены Борисовны Бурлаковой Александру Гордону: «В 83-м году мы ставили эксперимент в Институте психологии и смотрели влияние одного биологически активного вещества на нейрон. И оказалось, что оно действовало, но было токсично, и очень скоро нейрон погибал. Тогда мы решили уменьшить концентрацию. Но уменьшали концентрацию не химики, которые, скажем, в 2 раза уменьшат, ну, в 10, не больше. А мы сделали, как в иммунологии делают – в 100 раз, в 1000, в 10 000. И когда попробовали эти растворы, то были потрясены тем, что эффект не просто не пропал, а остался… Потом мы стали делать опыты на животных, зная, что эффект должен быть. Мы не остановились на 0,1 миллиграмма, а сделали одну сотую миллиграмма, потом одну тысячную, потом одну десятитысячную. И при одной стотысячной миллиграмма вдруг у нас появился эффект, и он пополз вверх, пополз и пополз».

C подобной перетряски основ представления о воздействии активных веществ на наш организм начиналось «западение на сверхмалые дозы» у десятков исследователей по всему миру.

С этого же около 200 лет начал и основоположник гомеопатии Самуил Ганеман. Единственно, современные исследователи сверхмалых доз отнюдь не всегда разделяют его убеждение, что подобное надо лечить подобным. А так — традиционное ли это лекарство, пусть и в сверхмалой дозе, или гомеопатия – разница небольшая. Причём, как считают гомеопаты, именно сверхвысокие разведения имеют наибольший эффект воздействия. Т.е. когда остаётся по-сути только «голая память о веществе» при полном гарантированном отсутствии самого вещества.

В чём преимущество сверхмалых доз перед традиционными БАВ?

Помимо тотальной экономии на дозе (при массовом производстве себестоимость лекарства будет состоять преимущественно из стоимости упаковки!), это, прежде всего, разнесение или разделение эффектов воздействия.

— Предположим у какого-то из БАВ в концентрированном виде проявляются три эффекта воздействия. Два – отрицательных и один – положительный. Как оказалось при сверхвысоких разведениях все они разносятся по разным уровням разведения.

Т.е., при разведении, скажем, 10 в минус четвёртой степени проявляется один эффект, минус в 12-ой – другой, 15 – ой – третий. Всё что нужно исследователям, чтобы получить лекарство без побочных эффектов – это выделить нужный уровень разведения, на котором проявляется искомый позитивный эффект. Два отрицательных эффекта на этом уровне разведения скорее всего не появятся!

Возьмём один из самых ярких примеров, морфин. Обладает очень сильным обезболивающим эффектом. Но рекомендован к применению лишь в крайних случаях, так как вызывает быстрое привыкание. Человек со временем становится наркоманом-морфинистом. Сверхмалые же дозы помогают разделить два этих эффекта по уровням разведения и использовать только то разведение, где проявляется исключительно эффект обезболивания. Невероятные возможности, не правда ли?! И это не фантастические рассказки, а новости (причём уже и не очень свежие) из исследовательских лабораторий.

В настоящее время в подобного рода исследования за рубежом, особенно в США, вкладываются огромные деньги. Результаты патентуются, но не публикуются широко, а часто и вообще не разглашаются. При этом на страницы ведущих научных журналов тема сверхмалых доз допускается только в отрицательном контексте. А особо настырные независимые исследователи показательно «тушаться» там же.

Противоестественное, на первый взгляд, сочетание вкладывания немалых денег и «поливания грязью» предмета исследования. Однако если это не более чем маскировка, то всё становится на свои места. Научный и околонаучный народ в испуге отпрыгивает от самой идеи сверхмалых доз. Кто-то же не торопясь работает на опустевшем поле, спокойно выбирая «козыри из колоды», патентуя всё самое перспективное. Ну а как только дело будет сделано, тогда и грянет великое научное одобрение если и не идей Ганемана (что вряд ли), то сверхмалых доз в целом уж точно.

Разговор о «памяти воды» так же во многом – «в пользу бедных». Говорить о том, что вода обладает памятью обо всём, что в ней содержалось и что на неё воздействовало – некорректно. О чём-то похожем на «передачу информации» через воду мы пока можем с уверенностью говорить только применительно к сверхмалым дозам и гомеопатии. Гомеопатические же средства приготавливаются особым образом и при наличии определённых ограничений и начальных условий, которые отсутствуют в естественных условиях.

И, к сожалению, пока гомеопатия и сверхмалые дозы зависли на уровне гипотетической реальности, проявляясь в нашей жизни смущённо, из-за угла — с памятью воды мы так и не разберёмся.

Поэтому в данной главе мы постараемся последовательно разобраться (хотя бы для себя) только в одном — как приблизительно работает гомеопатия и, в целом, сверхмалые дозы БАВ.

Начнём с истории

В июне 1988 года в журнале «Nature» была опубликована взорвавшая научный мир статья французского иммунолога Жака Бенвенисте (Jacques Benveniste) с сотоварищи (56). В ней были описаны результаты экспериментов по воздействию слабых растворов биологически активных агентов. Растворы были настолько слабые, что в них не осталось ни единой молекулы растворённого вещества. Тем не менее в опытах учёных эти растворы инициировали такие же биологические реакции, как и само активное вещество.

Бенвенисте предположил, что молекулы активного вещества способны оставлять «электромагнитный отпечаток»(авт.) в «памяти воды«. И эта «голая» информация воздействует на биологические объекты так же сильно (а в некоторых случаях и сильнее), чем молекулы активного вещества. Данное качество воды и использует эмпирически гомеопатия (уже более 200 лет- авт.), отметил Бенвенисте. И если бы представленные им доказательства были признаны достаточными, то гомеопатия, по-крайней мере в части своих положений, смогла бы получить официальное подтверждение. А там уже недалёк и легальный переход из разряда «шарлатанских практик» в нечто вполне себе научное, способное составить реальную конкуренцию классической медицине. В таком случае пришлось бы в корне менять уже несколько базовых научных доктрин.

Однако эпического противостояния не получилось. Спасать классические представления была послана «спецгруппа быстрого реагирования» в лице главного редактора «Nature» Дж.Мэддокса (J. Maddox), и команды борцов с лженаукой Джеймса Ранди (J. Randi) и Уолтера Стюарта (W. W. Stewart).

Эксперимент был повторен в более строгих рамках. Сотрудники, производящие опыт, на этапе разведений уже не знали, имеют ли они дело с активным веществом или пустышкой. И в таких условиях ранее наблюдавшиеся эффекты воздействия сверхмалых доз уже никак себя не проявили. Вслух это говорилось лишь намёками, более же молчаливо предполагалось, что если исключить уж совсем невероятную (для команды Ранди-Мэддокса-Стюарта) версию о «мысле-образном воздействии» научных сотрудников на приготовляемую сверхмалую дозу активного вещества, то остаётся лишь, что эти сотрудники что-то там «химичили» на вполне материальном уровне в пользу любимого шефа (Бенвенисте).

В дальнейшем Джеймс Ранди создал фонд, из средств которого выделялся один миллион долларов на выплату тому, кто сумеет строго доказать эффект наличия «памяти воды». Однако после нескольких попыток учёные практически перестали туда обращаться.

– Как можно не захотеть получить миллион «на тарелочке с голубой каёмочкой», если ты «на все сто» уверен в результатах своих экспериментов?

– А просто посмотрев, чем обернулось дело для тех, кто протягивал руку за «даровым» миллионом. Попавшиеся на удочку эксперементаторы вдруг обнаруживали себя на прокрустовом ложе борцов с лженаукой, где им быстро окорачивали руки, ноги и слишком умную голову. С хрустом отсекались карьера и доброе имя. Остаток же дней предлагалось проводить в покаянии и оправданиях типа «я просто проводил(а) научный эксперимент и получил(а) такие результаты, ничего плохого не хотел(а), не делал(а) и не подразумевал(а)».

Вот так примерно ответствует сейчас на все вопросы профессор Маделин Эннис (Madeleine Ennis) из Королевского университета Белфаста, которая тоже когда-то была «уверена на все сто». Будучи принципиальной противницей гомеопатии, она пыталась доказать, что сверхвысокие разведения (сверхмалые дозы) никак не могут инициировать биологические реакции. И из раза в раз, как и Бенвенисто когда-то, получала прямо противоположный результат! Однако когда эксперимент был пропущен через группу «независимых исследователей», то подтверждения эффекта воздействия сверхмалых доз активного вещества опять получено не было (61). Что за чудеса?

Эннис и другие, обращавшиеся к Д.Ранди за миллионом – круглые идиоты? Предоставляли сомнительные, непроверенные данные? Нет, конечно. Бенвенисте пользовался всеобщим признанием как великий биохимик. Он и Маделин Эннис – не просто умные, а очень умные и аккуратные ребята, прошедшие «огонь и воду» профессорских должностей, «закалку» множества экспериментов и публикаций. Почему же у них, как и у многих других сверхмалые дозы «срабатывали», а у Д.Ранди – нет? Отчего он на публику выходит «весь в белом», а упомянутые учёные по его представлениям должны появляться там только в скорбном виде и «посыпая голову пеплом»?

Здесь существуют несколько дополняющих друг друга версий ответа…

Как превратить воду в ВОДУ. Выпуск 118

Источник

Утащить к себе
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • PDF
  • Одноклассники
  • email
  • Print
  • RSS
  • LinkedIn

You may also like...

2 комментария

  1. Ирина:

    Превратить обычную любую воду можно в ЖИВУЮ при помощи Живых пластин Кольцова (КФС) это информационная медицина России — все патенты выданы до 2023 года = электронная гомеопатия вода приобретает структуру копирующую жидкость в организме человека(вибрации) и моментально усваивается любым живым организмом !!!Не тратиться энергия организма на структурирование !!5минут и можно пить ! А в потоке — МГНОВЕННО !

    • Алексей Кощеев:

      КФС не оказывает влияние на параметры воды (регистрируемые приборами, в частности ОВП). Укажите какие именно физико-химические и биологические параметры меняют КФС и чем фиксируется?

      Если быть дотошным, то «структурированная вода» не совсем верное понятие с точки зрения физики, в том числе и применительно в отношении гомеопатии. Структурированной воды не бывает. Речь надо вести о структурах внутри воды. Бывает лишь активированная — вода, водные растворы — жидкости, переведенные или находящиеся в неравновесном термодинамическом состоянии с диссипативными структурами.

      Перевод жидкостей в термодинамически неравновесное состояние может быть осуществлен посредством веществ, физических воздействий (полей, токов…), в том числе на основе химических и биохимических реакций. Речь следует вести о диссипативных структурах внутри активированной воды и водных растворах (примеры — уединенные волны, резонансные микрокластеры со сверхкогерентным электромагнитным и акустическим излучением). Хорошо известны аналоги — диссипативные структуры в воздухе — шаровые молнии, торнадо…

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

%d такие блоггеры, как: